Показать полную версию страницы
Все материалы

«Я спасала свою жизнь»

40-летняя женщина сбежала от внешне приличного мужа, который тихо мучил ее все 18 лет брака: не остановили ни дети, ни чувство вины

Именно женщины чаще всего говорят громкое «хватит!» браку. Именно они платят 650 руб. государству за возможность больше не называть этого мужчину «мужем». Наша героиня умудрилась стать воплощением женского эгоизма и себялюбия, когда внезапно оставила почти идеального мужа — высокого красивого мужчину без вредных привычек и с должностью руководителя мелкой руки, променяв все это великолепие на съемную квартиру и одиночество. Почему внешне благополучный 18-летний брак рухнул внезапно и необъяснимо для непосвященных — примерно как курс рубля, — разбиралась корреспондент SHE.

Общество обычно одобряет ту, что «детей ради» оставила алкоголика или того хуже — наркомана. В случае с «бездельником» или «изменщиком» ситуация становится уже сложнее. Но однозначно «с жиру бесится» та, что покинула вполне приличного мужа по обтекаемой причине «не сошлись характерами».

История этого супружества началась сразу после защиты дипломов. «Я удивилась предложению — как-то рано. Но, с другой стороны, мы встречались уже 1,5 года. Моя первоначальная влюбленность сменилась какой-то уверенностью и спокойствием:

человек надежный, взгляды на мир совпадают и договориться вроде можем. Чего, мол, еще нужно?» —

вспоминает Татьяна. Опыт женщин в семье героини показывал более эмоциональные, но менее радостные варианты брачных отношений: в мужьях многочисленных родственниц почему-то оказывались сплошь алкоголики или мрачные скопидомы, гнобящие жен, а в лучшем случае — рубаха-парни, не скупящиеся на глубокую симпатию ко всем окрестным женщинам.

«Все, что я тогда думала о замужестве, — женщина должна выйти замуж, чтобы к сорока не оказаться полубезумной кошатницей», — именно это «должна» стало главным аргументом в пользу брачного переполоха.

Последующие годы со стороны выглядели обыденно и спокойно — работа, квартира в ипотеку, машина, дети, отпуск по уходу за ними… «Я стала выглядеть ужасно — несколько десятков лишних килограмм, одежда из секонд-хенда или купленная с рук, на голове — хвостик или косички. Поверить в то, что когда-то я была стройна и красива, успешна на работе, было сложно», — Татьяна объясняет, что все ее время и деньги от подработок в отпуске по уходу за детьми уходили на домашние нужды. А спокойно покинуть стены родного дома по собственным делам, не вызвав неудовольствия мужа, было невозможно. Даже к зубному. «Дети утомляли мужа. И вообще ему было непонятно — какие личные дела могут быть важнее семейного времяпровождения?» — и физиономия обиженного «брошенца» вызывала в Татьяне огромное чувство вины за эгоистические попытки одиноких вылазок.

«Муж оставался таким же спокойным человеком "без вредных привычек". Но внезапно я поняла, что мечтаю лишь о том, чтобы он бросил нас», —

Татьяна рассказывает, как однажды обнаружила, что исчезло чувство даже теоретической ревности. «В какой-то момент я услышала в голосе супруга нотки нежности, когда он упомянул об одной из своих сотрудниц. Спросила: она тебе нравится? И услышала: "Нет-нет, что ты! Только ты!". А я лишь удивилась — неужели он сам не замечает очевидного?» — впрочем, Татьяна до сих пор не сомневается в физической верности бывшего мужа.

Понимание того, что можно развестись самой, пришло к женщине неожиданно: «Я четко помню этот момент. Мы были в зоопарке и смотрели на лис в клетках». Пара разъехалась уже через неделю после инсайта в зоо. Вернее, уехала Татьяна, услышав «хочешь уходить — ты и уходи» от «спокойного мужчины без вредных привычек».

«Сейчас я с ужасом вспоминаю то время. Была жуткая тоска по детям — я не стала вырывать их из привычного мира и забирать на полупустую съемную квартиру. Объяснила, что пока поживу рядом, но отдельно от их папы, а они могут быть со мной, сколько захотят. Но даже ночью, когда я не могла уснуть от этой тоски, я ни минуты не жалела, что ушла. Во всем этом ужасе на меня внезапно накатывало чувство радости — оттого, что

могу покупать в магазине ту еду, которую хочу, и не видеть недовольного лица супруга. Могу спать, сколько мне хочется, и не чувствовать вины.

Больше всего я берегла от этих проблем детей. И я очень злилась, когда узнала, что ту самую коллегу, о которой бывший муж рассказывал с нежностью, он представил детям как "новую маму" и объяснил своим родителям, что нашел детям мать», — послеразводное поведение «бывшего» лишь убедили женщину в правильности ее поступка. Дети до сих пор живут «на два дома» — благо, квартиры бывших супругов буквально в соседних домах.

«Сначала я не могла объяснить ни семье, ни психологу, ни судье на разводе, ни самой себе, почему ушла так стремительно. А я просто не могла больше оставаться с ним рядом — вплоть до физического отвращения. Позже золовка рассказала мне, что

для семьи все выглядело так, что я ушла, будто спасала свою жизнь», —

вспоминает Татьяна. Только через девять месяцев после развода в ее памяти стали всплывать какие-то давние случаи, что могли бы это объяснить. И вместе с каждым воспоминанием приходили слезы.

Первым из этого длинного ряда вернувшихся из глубин памяти событий стали слова бывшего мужа героини: «Он был моим первым мужчиной. После первого секса я услышала, что "моя грудь его разочаровала, но все остальное — нормально". Это сейчас я бы сразу поняла, с кем имею дело — но не тогда». Татьяна осознала, что самым настойчивым и постоянным упреком в ее адрес было «почему ты делаешь что хочешь?».

«Сначала я пугалась этих слов, а потом пыталась объяснить, что это нормально, что я была бы счастлива, если и он будет делать что хочет, — но в этот момент понимала, что для него мои слова — бессмысленный набор звуков», — рассказывает наша собеседница.

После развода она сменила не только прическу, весовую категорию и стиль одежды, но и работу — на более дружелюбную и высокооплачиваемую. «Сейчас бы я задумалась — почему всё, что у меня получалось и делало меня счастливой, вызывало неудовольствие человека рядом со мной? Почему у него нет и не было друзей? Почему он не общается с матерью — кроме "официальной картинки" там не шло речи ни о каких человеческих отношениях. Я очень сожалею о потерянных годах жизни — когда

все мое время и силы уходили на попытки угодить человеку, который был недоволен всем, что я делаю», —

удивляется Татьяна «ошибке, которую она не смогла не совершить».

«После развода я долго училась чувствовать: а чего же я хочу? Есть или спать? Я устала или заболеваю? Были дни, что проходили как в тумане, — я никак не могла разобраться, что со мной происходит, что мне может помочь. И самое удивительное, что со мной случилось за это время, — пришло чувство счастья, которое ни от кого не зависит. И радость, что, оказывается, есть люди, которым я нравлюсь такой, какая есть, и которые готовы мне помочь просто потому, что они могут это сделать», — замуж Татьяна собирается «лет через пять, не раньше» — и только если вдвоем паре будет лучше, чем поодиночке.

«А главный плюс моего завершившегося брака — я выполнила все социальные предписания и теперь свободна жить так, как мне нравится», — радуется она.

Елена Антонова, психолог клиники «Инсайт»: «Сложно сказать, одобряет социум такое поведение или нет. Это больше ощущение самого человека, и оно отражает его собственное отношение к ситуации — не каждый вспоминает об осуждении социума при разводе. Кто-то, напротив, видит поддержку. Но чем жестче внутренние контролирующие структуры у человека, тем сильнее он будет страдать и мучиться в такой ситуации. Можно ли назвать развод эгоистичным поступком? Взгляд со стороны не может проникнуть вглубь семейной ситуации — а порой там происходит то, чему нужно сказать твердое "нет". Если это продолжать, то неудовлетворенного отношениями участника может ждать депрессия, психосоматические заболевания, самоагрессия — такие ее варианты, как набор веса, несчастные случаи или алкоголизм».


Анна Лепур
Фото depositphotos.com
46294
Все материалы
Вход в почту
Выбор города