Показать полную версию страницы
Все материалы

Колдунья из Павды

Известная художница из Сибири переехала в глухую тайгу с медведями — она отказалась от славы и денег, чтобы последовать за любимым в леса и жить настоящей общиной

​В один прекрасный день возлюбленный увез новосибирскую художницу Станиславу Зяблицеву из шумной столицы Сибири в далекую таежную деревню в лесах и горах Урала. Теперь Станислава пишет картины в окружении удивительных пейзажей и не скучает по Новосибирску, — в большие города она приезжает нечасто. В декабре она презентовала свои новые сказочные картины на выставке «Тотемы и хранители» в ГПНТБ (работает до 28 января). Но прежде чем снова умчаться в тайгу, художница рассказала SHE о том, почему променяла светскую жизнь на лес, поделилась мнением о бедах женщин и о долгожданной любви.

Справка: Станислава Зяблицева — 33-летняя художница и фотограф. Родилась в Барнауле, училась в Новоалтайском художественном училище по специальности «живопись». Направление «этническое фэнтези» художница для себя выбрала после путешествия в долину близ Актру в 2009 году — а в сентябре 2010 года Станислава уже открыла тематическую выставку «пилигриМЫ АТЛАНТидЫ». В Новосибирск она переехала в конце 2010 года, а в таежную уральскую деревню Павда — в 2014 году. Замужем.


Что сподвигло вас променять столицу Сибири на маленькую деревню в лесах северного Урала?


Когда я жила в Новосибирске — творила, делала выставки, у меня была очень активная социальная жизнь, я много фотографировала, занималась настенными росписями, росписью по одежде, иллюстрировала книги, делала выставки. А в 2013 году мне встретился мой будущий муж, Сергей Алексеев, он писатель. Он очень давно хотел переехать из мегаполиса в какую-то таежную глубинку. Он хотел творить и чтобы его не трогали люди в таком количестве, как в Москве, так как это очень размазывает внимание, творить там сложнее.


Мы очень долгое время искали место на Алтае, но в итоге он нашел место, которое находится в 370 км от Екатеринбурга, которое со временем имеет все шансы стать экопоселением, деревней мастеров. Это поселок Павда, там тайга в 150 км вокруг нас. Деревня находится как в чаше посреди леса и гор. Так что я видела и лис, которые бегают по дорогам, и зайцев, и сов, один раз на трассе видели медведя молодого.


Переезжать сложно было?


Я заказала большую грузовую машину по интернету, загрузила все свои вещи, двух котов в салон (сейчас у нас уже три кота), и сама — туда же. У Сергея был шок от количества картин и вообще вещей. Писателю ведь нужен только ноутбук, а художнику нужно очень много всего.


Неужели у вас не было никакого внутреннего протеста? Вы же так долго жили в городе.


Сергей понимал, что будут определенные сложности у меня. Но я сделала выбор, я пошла за мужчиной… В первую очередь для меня важен он, как он хочет жить, так что я свое эго, эгоистические какие-то помыслы отодвинула на второй план. Может быть, старомодно звучит, но это любовь, она встречается редко, и это мой человек.


Оказалось, что эта деревенская жизнь приятна, хотя кажется, что она очень размеренная. Но в нашем творческом тандеме это постоянная беготня и творческие взлеты — то я с картинами ношусь, то он пишет новые романы. В Павде за 2 года уже написано им и выпущено 4 книги. В деревне мы живем постоянно, в большие города приезжаем раз в три месяца примерно. А выставки моих новых произведений я планирую устраивать раз в 2–3 года.


В следующем году мы переезжаем в большой хороший дом. Сейчас живем в обычном деревенском доме — деревянный, одноэтажный, с печкой, но там все обустроено: туалет, душевая, интернет и т.д. Свой огород есть, что очень хорошо, связь с землей — это удивительная штука. Я никогда до этого не занималась огородом, не знала, что такое посадить цветок. А теперь очень приятно садить и выращивать, баночки закатывать и кормить мужа, друзей, в этом есть какая-то женская невероятная сила. Когда приезжаю домой из городов — мне обязательно надо в баню. Такая «переключка» в деревенский образ жизни — через баню, через воду.


В деревне, конечно, нет салонов красоты. Как без них живете?


За красотой я слежу в деревне в 10 раз больше, чем в городе. Какие-то баночки я, конечно, привожу из разных городов, но главное, что 2 раза в неделю я по 3 часа провожу в бане — делаю массажи, маски, просто релаксую. У нас есть массажная кровать, так что свой личный «массажист» в перерывах между работой у меня есть. Воздух и вода способствуют тому, что кожа и волосы улучшаются. Натуральное питание, опять же, овощи свои, берем молоко в деревне. Крашу волосы и брови сама, хной, я же художник, краски — это моя стезя. Но в Павде я приняла себя и без макияжа, нравлюсь себе умытой. Спортом, йогой я занимаюсь, танцую трайбл, езжу на велосипеде.


А если случится что-то экстренное — что делать? Не думаю, что там есть больница.


Там есть медицинский пункт, в том числе акушерский. Понятно, что операции там не делают, но какой-то укол смогут поставить. Допустим, я с велика упала летом — ходила на перевязки. И машина есть, если что — до ближайшего города Серова где-то 100–150 км. Понятно, если что-то экстренное случится — тогда, конечно, может и летальный исход. Но здоровье там становится однозначно лучше — это я знаю по себе.


Наверное, таежные пейзажи помогают вам поймать вдохновение?


Пейзажи, конечно, расслабляют, прочищают художественное стекло, чтобы не замусоливала его городская серость. Особенно когда яркие солнечные дни, снег белый — как в детстве у бабушки, — такие краски заставляют ощущать жизнь во всей полноте.


Там такой свежий воздух, такая чистая вода! А в ночном небе удивительные звезды — такое ощущение, что они находятся на голове. Запах тайги выбивает все плохие мысли… там вкус настоящей жизни, без игры. И еще важно: я не думала раньше, что с людьми, с соседями можно жить так по-родственному, как в древние времена, — у нас там община настоящая.


Вернемся к картинам — вы часто рисуете женщин… А какие именно героини, характеры вас привлекают?


Сильные. Мне самой приятно общаться с сильными, целеустремленными женщинами, которые знают, кто они такие. Привлекает человек, который слышит себя — знает, что ему нужно в этой жизни, слушает свое сердце. Ведь все женщины рождены быть разными. Никто не может быть похож на определенную картинку с пухлыми губами, такими-то волосами, ногами и глазами. Каждая женщина должна развивать в себе те качества, что были ей даны при рождении. Сила женщины — в ее стихийности. Когда женщина позволит себе быть такой, какая она есть — высокая, низкая, с таким носом или с другим, — какой ее сделал Бог и родители, она будет счастлива. Любая женщина красива, и она должна признать в себе это. Надо сделать над собой усилие и увидеть себя настоящую. Я пришла к этому не сразу, в 27 лет.


Самая главная беда женщин в том, что они разувериваются в себе и опускают руки. Не верят в то, что они встретят своего мужчину. А ведь это может произойти в любой момент, в любом возрасте. Никогда не знаем, когда нам будет дарован родной человек и какие тернии тяжелые ради этого нужно пройти.


Вы с Сергеем познакомились уже взрослыми людьми, как вы сами дождались его?


Мне в 2012 году подарили книги из серии «Сокровища Валькирии», мой очень хороший друг сказал: «Читай, ты найдешь там себя». Они мне очень оказались близки. Целый год читала его произведения и узнавала в них себя. В 2013 году случайно увидела пост, что будет презентация книги. Я пришла, подарила Сергею репродукции своих картин, и он мне написал по «электронке», мы начали общаться. Очень долго переписывались, к теме мужчины и женщины подбирались очень долго, как по тонкому льду. Долго друг друга изучали. Парой мы стали месяцев через 9 — он мне признался в своих чувствах, и потом все по нарастающей пошло.


Было такое ощущение перед встречей с Сергеем, что у меня с ног на голову меняется вся жизнь, я перестала искать, заморачиваться, ушла в себя — мне были важны мои внутренние процессы, внутренние перемены. Я была сконцентрирована на том, как мне жить дальше, — и в этот момент мы познакомились.



Не одолевают родственники с требованием срочно родить детей?


Все мои друзья и родственники знают, что я всегда шла и иду своим путем, никогда никого не слушаю, — что мне надо делать, я делаю. Так что им остается только радоваться за меня.


Если Бог даст детей — они у нас будут, мы с Сергеем оба — здоровые люди. Всему свое время. Я доверяюсь миру: если будет ребенок — будет прекрасно.

Мария Морсина
Фото предоставлены героиней публикации

26582
Все материалы
Вход в почту
Выбор города