Показать полную версию страницы
Все материалы

«Я наигралась в сильную женщину»

Молодая сексуальная бизнес-вумен — о сумасшедших одиноких женщинах, тайном смысле татуировок, эротике и понимающих мужчинах

Анна Стародуб — одна из самых красивых защитниц котов и собак в Новосибирске. Ей 28 лет, а она — успешная предпринимательница: ее котокафе Murchim оказалось прибыльным проектом. Татуированная блондинка не стесняется в выражениях и о многом говорит жестко — будь то спасение псов из лап живодеров или осуждающие взгляды на ее тело. Корреспондент SHE встретилась с Анной в Murchim и поговорила в окружении симпатичных котиков об образе сумасшедшего «зоошизоида», необходимости эротических фотосессий и взаимопонимании с любимым. 

Про образование. Я его получила, просто чтобы мама была спокойна. Очень хотела поступить на психолога, но взрослые люди убедили меня, что это не профессия, и я поступила на юриста — до сих пор не понимаю, как со мной это случилось. Так что вскоре я забрала документы и поступила в НИИГАиК (сейчас СГУГиТ. — М.М.) — выбрала вуз, в котором смогла сама оплачивать обучение. В итоге я дипломированный экономист-менеджер, управленец. 



О переломном моменте в жизни. Мне было 22 года, у меня была стандартная жизнь: институт, работа, подружки, парень, и из всех задач в моей жизни главным было — удержать своего мужика. Это единственное, что меня волновало на тот момент. И я поняла, что живу скучной жизнью, абсолютно не приносящей пользу никому, в том числе себе. Как-то я наткнулась на группы зоопомощи — они тогда только начинали развиваться — и среди прочих увидела историю пса Бумера. Здоровая дворняга, над которой издевались, за задние лапы подвешивали — под тяжестью собственного тела у него оторвались лапы. Он как-то дополз до дороги — его там нашли девочки-волонтеры. Долго его пытались спасти, но так и не смогли.


В тот момент я поняла, что если это все так и будет продолжаться, что такие уроды так и будут безнаказанно жить, — грош цена моему существованию. Нашла приют и решила туда съездить. Первое время я просто ездила в приют — убирать снег, гулять с животными, а потом сама стала встречать волонтеров-новичков, которые стали туда приезжать. 



О сумасшедших зоозащитниках. За многих зоозащитников реально стыдно. Некоторые между собой грызутся как кошка с собакой — это невыносимо смотреть. Существует мнение, что зоозащитники любят животных больше, чем людей, поэтому, когда ты начинаешь заикаться о том, что на улице животных нельзя отстреливать и убивать, — люди думают, что ты мечтаешь, чтобы город заполонили бездомные собаки и всех съели. 


Я за то, чтобы на улицах не было бездомных собак — прежде всего для комфорта людей, я знаю о том, что на стройках бывают действительно неадекватные стаи собак, в десятом поколении бездомные псы, они очень опасны для человека.



Еще принято считать, что зоозащитник — это человек, у которого дома обязательно куча животных, нет личной жизни, такой «зоошизоид». Еще думают, что ты мажор и тебе деньги девать некуда, а другие — наоборот: что ты бездельник, и заняться тебе больше нечем. Люблю такие штампы.


Сумасшедших вообще много. К нам на «Варежке» (выставка-раздача котов и собак) залетела сумасшедшая женщина с криками, что ей засрали весь двор. Выхожу с пакетами на улицу, говорю: «Где?». Она подходит к киоску и показывает на чистый сугроб — ну вот где-то тут собака сидела. Разоралась.


Объясните, почему у нее мужика нормального давно не было или еще чего случилось, а я виновата?


Про людей, которые не хотят помогать животным. У меня нет цели открыть людям глаза и всеми силами затащить их в зоозащиту — вот, мол, ты живешь в своем розовом мирке, а все на самом деле плохо. Да пусть он живет там, если он ничего плохого никому не делает. Но я не терплю людей, которые лезут ко мне со своими советами, ненавижу, когда меня учат, кому мне помогать и что делать. Если человек не помогает животным и вообще никому не помогает — это его личный выбор. Когда говорят: «Лучше бы детям помогала или старикам», как правило, так говорят люди, которые не помогают вообще никому.



О кастрации животных. В группе всегда поднимается буч, когда мы пишем, что мы кастрируем породистых. У нас был дикий скандал в группе, когда к нам на кураторство попал пес породы кане корсо — шикарный кобель, молодой, воспитанный. Чтобы избежать всяких перекупов-разведенцев, мы решили его кастрировать. В группе у нас тогда было тысяч 20 человек — из них мужчин было всего 200, и мне кажется, они все под этим постом отписались. 


Я в какой-то момент не выдержала и написала: «Мальчики, хватит ассоциировать свои яйца с яйцами собачек. На ваши никто не претендует!».


Самые запоминающиеся истории животных. Не хватит дня, чтобы я их всех перечислила. Но самая запоминающаяся — это история собаки, которая живет сейчас у меня, Ася ее зовут. Два года назад в приют принесли той-терьера с тремя сломанными лапами, минус тридцать на улице было, — оказалось, что переломы были застарелыми, смотреть было на это ужасно. Она боялась всех. Ей сделали операцию — и Катя, которая ее спасла, забрала к себе. На следующий день на собаку написали заявление участковому: собака не могла одна оставаться вообще — орет, скулит, воет. Она переехала на 2 недели ко мне — и так до сих пор и живет. Говорят, что наши животные — это наше альтер-эго. По этой логике я такая же ревнивая истеричка, как моя собака!


Еще такое было. Бабушка лежала в больнице, своих девятерых собак не кормила, соответственно не гуляла с ними — ее дети согласились нам открыть, чтобы мы собак забрали. Собаки были не истощенные, но дико зашуганные. В какой-то момент мы поняли, что забрать их не сможем всех, и сын ее просто взял собаку, начал ее долбить об стену. Она вырвалась чудом, и мы смогли ее забрать. Бабушка вышла из больницы и подняла скандал — в итоге забрала собаку одну, ей потом какой-то сосед голову пробил. 


Об авторском методе похудеть. Раньше у меня всегда была проблема с фигурой — диеты вечные. А оказалось, что я могу похудеть до веса 8-го класса вообще без проблем. Как? Не ешь, не спишь, пашешь, передвигаешься без машины с утра до ночи с переносками с 5-килограммовыми котами — вот и все, весь фитнес.


Предоставлено Анной Стародуб


О своих татуировках. Я согласна, что человек не делает татуировки просто так — он ищет себя, для него это всегда способ самовыразиться. Для меня имеет значение не столько выбор самого рисунка, сколько жизненные моменты, когда я это делаю — я могу по своим татуировкам проследить, что я делала.


Рукав — это был серьезный шаг для меня и удар для моей мамы. Она и первую, с маками, пережила с трудом — я ей показала и получила 30-секундный эмоциональный поток: 


«Она что, настоящая? Почему она такая яркая, на тебе никто не женится, ты себя изуродовала!». Потом ничего, смирилась. Рукав отображает все, чем я занимаюсь: нет охоте, нет циркам, нет живодерне.


Много людей до сих пор подходят и начинают закатывать лекции. Как-то один незнакомый мужик долго рассказывал мне лекцию, что он встречался с девушкой, она была совершенно потрясающей, но на пояснице у нее была бабочка. И когда они занимались сексом и он был сзади, он не мог смотреть на эту бабочку, ему было отвратительно, так что он девушку бросил. Мне было его жалко — его скудный мозг, из-за которого он расстался с прекрасной девушкой, которая еще в школе сделала себе татуировку.



Об эротических фотосессиях. Мне фотосессию подарил парень — ему очень хотелось, чтобы у меня были красивые фото. А раз уж он подарил — конечно, я согласилась. К тому же я как раз похудела — решила запечатлеть этот момент таким образом. Мне кажется, сейчас в «Инстаграме» все завалено голыми задницами, что фотосессии никого не удивляют. Если это красивая фотография с правильно поставленным светом — это искусство. Если ты фотаешь себя дома на телефон в чулках и трусах — это, конечно, ради поиска мужиков, а не ради искусства. 


О взаимопонимании с любимым мужчиной. Дима меня поддерживает абсолютно во всем, самые бредовые идеи. Когда мы начинали встречаться, я не ела мясо, а он ел, причем активно — качался. И мы сразу договорились: «Я тебя не дергаю, а ты можешь есть мясо сколько угодно, но ты его не готовишь на моих сковородках, не ешь при мне — потому что я физически не переношу запаха». У меня есть знакомые девчонки — хотят что-то сделать, но опасаются: «Меня муж убьет!». Нахрена тебе нужен муж, который может тебя убить? Если я захочу принести домой кошку — я ее принесу.


В моей жизни вообще невозможна ситуация, когда мужчина ставит мне ультиматумы. Не представляю себя в ситуации, когда мужик приходит и говорит: либо мама, либо я. Или там — либо кошка, либо я. Я шесть лет встречалась с мужчиной, который занимался КВНом, и из этого вытекала куча неприятных последствий, но я ни разу не сказала — либо я, либо КВН. Он и есть КВН. Девочки часто любят выбрать мужчину и размышлять — почему он такой злой был? Потому что у него меня не было! Сейчас я все сделаю! И потом живут 10–15 лет влюбленными в образ, который они когда-нибудь сделают, перелопатят.



Все проблемы женщин — сильных и независимых или слабых и зависимых — только в их головах. Я никогда не поддерживаю беседы подружек на тему «Перевелись нормальные мужики» — я знаю нормальных, и их много. У женщин из волонтерского движения нет проблем с мужчинами по причине того, что они занимаются помощью животным, — просто у кого-то гуси в голове, кто-то истеричка и т.д. 


Об успехе в бизнесе. Мы не находимся в той ситуации, когда мой парень зарабатывает столько, что я могу вообще не париться. Когда мы открывали котокафе, у меня с Димой было кредитов на миллион: на ремонт, на технику, плюс оплата квартиры. Но все заработало, появился здесь доход. Наши мужчины (с совладелицей котокафе Светланой Пальчуновой. — М.М.), конечно, здесь пахали, но нет — бизнес они нам не купили.


У нас сочетается отношение к кафе как бизнесу — с искренней любовью к животным. Мы стараемся создать место, в котором людям будет классно, а не просто ради денег. К нам даже аллергики приходят: «Я с котиком посижу, у меня 40 минут есть, пока я пятнами не покроюсь».



Про женщин и деньги. Считаю, что мужчина должен зарабатывать столько, чтобы женщина не парилась насчет семейного бюджета. Все, чем занимается женщина, — она должна делать по кайфу, и не ходить на работу с мыслью: «Мне надо закрыть кредит 20-го, иначе я порвусь!». Я наигралась в сильную самостоятельную женщину, и больше мне не хочется. Женщина должна понимать, что у нее есть деньги на плюшки, на шмотки, на путешествия, и возможности, чтобы уйти, если ты вдруг зашла домой, а он на твоей кровати с твоей же подружкой развлекается. 


О счастье. Это путь к нему. Цель жизни человека, я считаю, — найти состояние, в котором ты чувствуешь себя гармонично, максимально комфортно — и причем на протяжении длинного промежутка времени, а не только однажды утром на 5 минут. Нужно учиться любить и ценить каждый момент, ведь жизнь — это процесс, а не результат. 

Мария Морсина
Фото Александры Песенко (1, 2, 7, 8), Веры Сальницкой

37766
Все материалы
Вход в почту
Выбор города