Показать полную версию страницы
Все материалы

«Хочется прижаться к памятнику»

Истории молодых вдов — они рассказали о трагической гибели любимых, жизни ради детей и новой семье

Выйти замуж и практически сразу же потерять любимого навсегда — иногда жизнь бывает настолько несправедливой. Героини статьи SHE до 30 лет похоронили мужей, оплакали своё горе и приобрели неприятный страшный статус — вдова. В откровенной беседе с корреспондентом девушки рассказали, как переживали смерть близкого человека, справлялись с эмоциями и постепенно собирали себя по кусочкам.

Мария, 30 лет
Похоронила мужа в 27 лет



«С будущим мужем нас познакомил мой брат. Они оба военные, служили в Киргизии, и брат неоднократно рассказывал про интересного молодого человека. Как-то я напросилась в Киргизию вместе с ним, любопытство взяло верх, там я впервые увиделась с Сергеем. Пять дней мы провели вместе, и не сказать, что я страстно влюбилась. Но почувствовала, что это мой человек. Мы общались по "скайпу", потом он приехал за мной в Ижевск и забрал меня от родителей. Уезжая, не могла поверить, что решилась на такой безумный шаг, я понимала, что между нами всё серьёзно, и где-то внутри уже знала, что выйду замуж за этого человека. Спустя полгода с моего переезда Серёжа сделал мне предложение. У нас была сумасшедшая подготовка к свадьбе с кучей сложностей, в итоге расписались на побережье Крыма. Признаюсь, что именно о такой свадьбе я мечтала. В статусе мужа и жены мы прожили всего 7 месяцев.


Когда всё случилось, я была на работе. Причём в тот день утром я на него дулась, уже не помню за что. У нас был свой маленький ритуал: каждый раз, провожая мужа на работу, я целовала его. А в тот день слегка обиженная я ушла на остановку, не обернувшись.


Возможно, это суеверие, но до сих пор иногда думаю, мог ли мой поцелуй сберечь его в тот день?


Произошла авария: машину занесло и развернуло прямо под грузовик. Я была на работе, когда мне позвонил сослуживец мужа и сказал, что Серёжа попал в аварию и что всё очень плохо. В первую минуту меня накрыла истерика, которую я не могла контролировать. Но уже через несколько минут я взяла себя в руки и приказала успокоиться. В голове была только одна мысль: мне надо ехать к нему в больницу, срочно, немедленно, я должна быть с ним, быть рядом, спасти его. Вот только рядом быть уже было не с кем, он умер почти мгновенно. Ему было всего 27 лет.


Маша с покойным мужем


Последующие дни казались дурным сном. Похоронили Сережу на его родине, была красивая церемония прощания с залпами и пролетающими над кладбищем вертолётами. Но тогда мне всё это казалось бредом, думалось, зачем это всё? Невыносимо было выбирать гроб, венки и всё прочее, сейчас рада, что проводили мужа достойно. Я не могла подойти к гробу, прикоснуться. Там был не мой муж. Маска, фигура, грим, кто-то, но не Сергей. Мне снились сны, будто он приходил ко мне и говорил, что это операция такая, что он на самом деле жив, в гробу был не он, нужно было сфабриковать его смерть. Мне хотелось оказаться в дне сурка, чтобы пережить этот день снова, чтобы проснуться утром, увидеть его и поцеловать на прощание.


Первые 40 дней я не проронила ни слезинки, им же плохо и больно, когда по ним плачут. Меня поддерживали родители, полгода я жила у них, держала эмоции. Я понимала, как больно видеть им мои слёзы. Я забыла про себя вообще, думала только о нём, относилась к нему как к живому. 


Уже в Новосибирске мне стало по-настоящему тяжело, я была здесь одна. Я обратилась за помощью к психотерапевту, потому что не могла справиться сама со своим состоянием, меня накрыла апатия, умерла ещё и моя кошка. Мне казалось, что это не депрессия, просто у меня такая жизнь. Я ходила на работу, но своё горе переживала наедине с собой, никто ни о чём не знал. Это такая тоска, ты так скучаешь. На кладбище мне хочется прижаться к памятнику, обнять его. Процесс горевания очень важен, его надо прожить, только так можно двигаться дальше. Я получила статус вдовы, муж был военным, полагались разные льготы, но это вещь не из приятных — ходить по разным инстанциям по 5 раз на дню и говорить, что я вдова погибшего офицера.


Был период, когда я хотела снова выйти замуж, и мне было стыдно от этих мыслей перед покойным мужем. Я хотела заглушить боль, думала, если у меня кто-то появится, боль пройдёт. Я думала, что я ужасный человек. Психотерапевт объяснила мне, что это как защитный механизм. Я начала отпускать мужа спустя полтора года, стало легче. Сейчас я воспринимаю то, что произошло, как этап в жизни. Я не упиваюсь в скорби и страдании, так случилось. Если бы мне предложили пережить всё еще раз, я бы пережила. Мой муж был подарком свыше, я называла его мужчиной моей мечты. 


Пустота внутри есть, можно веселиться, смеяться, но она будет. Возможно, кто-нибудь её заполнит. После Сергея я пробовала ходить на свидания, но пока что никого не вижу рядом с собой. Я хочу семью, хочу детей. Но позже, пока я не готова». 


Инна, 30 лет

Похоронила мужа в 28 лет


Инна с покойным мужем Виталием


«Я познакомилась с мужем случайно. Работала оценщицей в ломбарде, а он был другом хозяина и часто заходил к нему на чашку кофе. Начали общаться, потом встречаться. Вскоре поженились. Было ощущение, что я человека знаю всю жизнь. Потом я забеременела, родила сына. Мы были очень счастливы все вместе.


Как-то я поехала в гости к своим родителям, они жили далеко от нас. Через неделю муж должен был забрать меня и сына. В субботу ему стало плохо, свекровь вызвала скорую, та долго ехала. Приехали, измерили давление, дали какой-то укол. И всё. Конец. Мне позвонил участковый и сообщил холодным басом, что вашего мужа больше нет. Шок — вот что я чувствовала. Я была просто в шоке, не верила ушам. Начала звонить ему, его матери. Тишина. Та в шоке не меньшем, её тоже откачивали. Диагноз: "острый миокардит". Вместе мы прожили 3 года. Мужу было всего 30 лет. Я осталась одна с четырёхмесячным ребёнком. Первое время было непонимание того, что происходит вокруг меня. 


Я не могла принять то, что случилось, невыносимо, боль рвала сердце, как нож в спину, непонятно, за что Бог так распорядился.


После похорон я вместе с ребёнком переехала жить к своим родителям. Свекровь выгнала нас, обвинив меня в смерти мужа. Прошло уже 2,5 года, мы не общаемся, внуком она не интересуется. Сын маленький чувствовал моё состояние, я рыдала, и он рыдал. Потом поняла, что слёзы — это не вариант пережить то, что случилось. Мне снились сны, где мы все вместе. Всё будто умерло в тот день. Я понимала, что сын — часть нас обоих, ради него я должна жить и учиться всему с начала. Ребёнка нужно поднимать. Мне было тяжело от того, что все ко мне проявляли жалость. "Вот бедная, так всё вышло, как же ты будешь", — мне это порядком надоело. Я сказала сама себе, что ничего я не бедная, а даже наоборот — у меня есть бесценное сокровище, мой ребёнок, и хватит лить слёзы. Начала активно заниматься с сыном. По статусу я вдова. Это страшное слово. Будто ты бракованная какая-то.


Инна с мужем Алексеем и сыном от первого брака

Я делилась своей историей на сайте с людьми, которых тоже постигли разные несчастья. Там познакомилась с парнем, он социолог и общался на этом сайте из профессионального интереса, изучал психологию. Мы начали общаться, подружились. Однажды он выслал на моё имя денежный перевод, хотел помочь. Мне было неловко, я даже обиделась. Потом выслал ещё, с ума сойти! Родная бабушка не помогает, а тут чужой человек. Как-то он спросил, может ли приехать к нам в гости в отпуск (друг Инны жил в Москве. — А.З.). Так и встретились, родителям он понравился, я же пребывала в шоке: что обо мне подумают? Год назад мужа схоронила и уже нового мужчину нашла. Металась сильно.


Сейчас мы живём в Москве. Я долго взвешивала все за и против, поняла, что в столице ребёнку будет лучше, там больше возможностей. Я не жалею о своём выборе, лет мне уже немало. Ребёнку нужно мужское воспитание, а мне нужна опора в жизни. То, что я так поменяла свою жизнь, было для меня необходимым шагом. Иначе не знаю, что могло бы быть. К новому мужу я отношусь с уважением и заботой, он в ответ любит нас. Я понимаю, что любить так, как любила первого мужа, никогда никого не смогу. Я его помню и буду помнить всегда, навещаю могилу, когда есть возможность». 


Читайте также:


Сибиряк ждал любимую с того света: ужасная авария произошла в начале романа, но потом случилось чудо.


Аня и Дима — молодые ребята, познакомились в Шерегеше, начали встречаться. Как-то они возвращались домой после ночного клуба и попали в страшную аварию. Девушка впала в кому. Полтора месяца родственники, друзья и Дима надеялись и верили, что Аня будет жить.


Подписывайтесь на наш канал в Telegram — его лично ведёт наш главный редактор, отбирая туда самые важные новости со своими комментариями.

Алёна Золотухина
Фото предоставлены героинями публикации

29377
Все материалы
Вход в почту
Выбор города