Показать полную версию страницы
Все материалы

Ангкор-Ват вместо оперного

История девушки с тремя высшими образованиями, которая уехала из Сибири в солнечное королевство, где можно есть тарантулов и расслабленно жить на 70 долларов в месяц

Ноябрь — старт сезона зимней депрессии. На вполне законных основаниях многие дружно погружаются в спячку и грусть. 32-летняя Марина Коробкова родилась и выросла в Сибири, однако с самого детства мечтала жить на теплом морском побережье. Как у многих, мечта лежала на глубине души, осуществляясь лишь в период отпуска. Но однажды Марина решилась на серьезные перемены: обнулила все, чего успела достичь в Новосибирске, и начала жизнь с чистого листа — в камбоджийском городе Сиануквиль. Сегодня, в то время как ее земляки традиционно лечат свой зимний сплин горячим кофе, она дегустирует тарантулов, знакомится со змеями и исследует джунгли Азии. О том, с какого малого шага начинается большое путешествие из зимы в лето, узнала корреспондент SHE.

У вас три высших образования. Что это за специальности и зачем они вам понадобились?

После школы я поступила в медицинский университет, окончила его с отличием. Но уже во время учебы начала работать в торговле. К защите диплома я была начальником отдела продаж и понимала, что теперь для карьерного роста мне понадобятся знания по экономике и финансам. Сразу после окончания я поступила на заочное отделение НГУЭУ, а когда окончила и его, у меня появилась потребность разобраться в себе. И я поступила на очно-заочное в НГУ на факультет психологии. Получается, что всю свою сознательную жизнь я училась: медицине, экономике, психологии… Но вот когда я все это успешно завершила — вдруг уехала из России.

Почему вы уехали?

Я с детства хотела жить там, где тепло и есть море. Много путешествовала, присматривалась к образу жизни местных жителей. Как-то весной мы отправились с друзьями в Таиланд, побывали на экскурсии в соседней Камбодже — впечатлились. Я поняла: время для перемен пришло. Вместе с будущим мужем мы собрали вещи и отправились на разведку — зимовать в Камбоджу. Решили: попробуем, посмотрим, что получится. Если все будет хорошо, останемся. Здесь мы и поженились.

А какой была свадьба?

Регистрация брака состоялась в российском консульстве. Случилось все 12.12.12. Причем не специально. Живем мы в городе Сиануквиль. А регистрироваться нужно в столице Пномпень. Поехали жениться и вдруг по дороге вспомнили, что сегодня 12 декабря 2012 года! Регистрацию нам назначили на 11:00. Но мы опоздали, приехали к 12:00. Консул предложил: «А давайте дождемся 12 часов 12 минут, и я вас зарегистрирую?». Так и сделали.

У кхмеров есть традиция: после того как отношения оформлены, пара едет фотографироваться. Но не на улицу, как это делают сибиряки, а в фотостудию. И там молодожены художественно позируют в красивых национальных костюмах. Эти фотографии потом заключаются в рамки и вешаются на почетные места в доме. Мы поступили так же — сделали фото в кхмерских одеждах. А затем отправились с друзьями на необитаемый остров на свадебный пикник.

Что все-таки вас поразило и заставило остаться в Камбодже?

Когда я увидела, в каком состоянии релакса здесь живут, у меня случился когнитивный диссонанс. Никто не преодолевает трудности, не борется со стрессом, не плывет против течения. Первое время я просыпалась по утрам и по инерции тревожилась: что у меня сегодня — какие цели, задачи, планы, куда надо ехать? Потом осознавала, что никуда ехать-то не надо… Садилась на кровати и в очередной раз поражалась: можно просто так жить и ни о чем не беспокоиться.

В Новосибирске я постоянно ощущала себя белкой в колесе — бежала, чтобы только оставаться на одном месте. А тут никто не говорит: «Я пошел на работу». Скорей, так: «Пойду-ка поработаю».

Здесь нет напряжения и страха остаться без трудовой занятости как, например, в Новосибирске. И это притом что практически ни у кого нет выходных.

Были ли среди ваших друзей такие, которые отговаривали от переезда?

Да, конечно. Многие удивлялись: «Ну что ты там делать будешь? Тебе же станет скучно!». Некоторые пугали меня «красными кхмерами». А один товарищ пошутил: «Неужели, чтобы стать погонщицей слонов, необходимо три высших образования?».

Чем же в итоге вы занимаетесь, хватает ли средств к существованию?

У нас с мужем имеются определенные доходы от бизнеса в Новосибирске, кроме того, здесь мы без дела не сидим. Для начала я устроилась ассистентом врача в местную клинику по спасению от укусов змей — было жутко интересно, что же в ней делают. Сегодня я преподаю русский язык слушателям-кхмерам, которые планируют работать в туризме. Мой муж занимается фотографией, вместе с ним мы развиваем проект для фотографов: возим в непроходимые джунгли или глухие деревни.

Вы работаете так, как многие мечтают отдыхать… А какие увлечения у вас есть?

В данный момент я увлеклась изучением иностранных языков. Сейчас я говорю, читаю и пишу по-кхмерски, отшлифовала разговорный английский, начала учить испанский. Когда у нас начинается сезон дождей — путешествуем. Мы не бронируем ничего заранее — едем куда хотим и останавливаемся там, где нравится. Так мы объездили весь Вьетнам, Лаос, Малайзию и Бали.

Сколько денег нужно, чтобы жить в Камбодже?

Кхмеры привыкли жить на 70–80 долларов в месяц на человека. Даже в трущобах, как правило, есть телевизор, но никто не выезжает за пределы родины. Кругозор у местных жителей узкий. Они не стремятся знать то, что не имеет отношения к их непосредственной жизни.

Самая главная мечта местной девушки — полюбить, выйти замуж и родить как минимум пятерых детей. Камбоджийцы похожи на восторженных подростков. Такое ощущение, что они до самой старости ими и остаются.

А вы детей планируете?

Как получится. Когда-нибудь они, конечно, появятся…

Не думали, как, например, Анджелина Джоли, об усыновлении камбоджийского ребенка?

Анджелина Джоли человек далеко не простой, у нее имя и связи. А здесь в Камбодже целая система по защите детей, иностранцам запрещается иметь дело с местными сиротами. Однажды я пыталась предложить свою помощь детскому дому в плане работы. Мне было отказано. Намного проще помочь материально, чем, скажем, поиграть с детьми или чему-то их научить.

А что удивляет вас в местной кухне?

Сначала меня шокировало огромное разнообразие фруктов и морепродуктов. Идем на рынок, и глаза разбегаются: редкая свежайшая рыба — по 3 доллара за килограмм. Мы перепробовали практически все — начиная от безумно вкусных лягушек и заканчивая тарантулами. Правда, не сумели преодолеть ужас перед утиным яйцом с зародышем утенка. Вообще здесь мало кто готовит дома — в основном все питаются в кафе: 10 долларов может хватить на завтрак, обед и ужин.

Как местное население относится к иностранцам?

Кхмеры проявляют себя как миролюбивые буддисты. Ну а если ты хотя бы чуть-чуть говоришь на местном диалекте, они отнесутся к тебе очень доброжелательно. Они не кричат друг на друга — здесь не принято демонстрировать гнев.

Как бы вы охарактеризовали ваш отъезд? Что это — побег из офиса, из холода, из пыльного мегаполиса?

Мне кажется, мой отъезд — это не побег. Это поиск себя. Сейчас я понимаю, что смогу жить в любой стране и в любых обстоятельствах — везде найду и работу, и любимое дело. Когда исполняешь пожелания своей души, вселенная начинает разворачивать перед тобою разные перспективы.


Галина Ахметова
Фото предоставлены Мариной Коробковой
45619
Вход в почту
Выбор города