Показать полную версию страницы
Все материалы

Все о моей матери

Четыре типа травмирующего материнского поведения: вырастая, их дочери боятся мужчин и чувствуют себя неудачницами

«Я никогда никому об этом не рассказывала. Да и если б рассказала, кто бы мне поверил, — с трудом подбирает слова 30-летняя Наталья. — У нас была с виду обычная семья, маму ценили на работе… Теперь я понимаю, что она меня просто не любила, сам факт моего существования ее выводил из себя. А в детстве не верила, из кожи вон лезла, чтобы заслужить похвалу». Проблемные отношения дочери и матери не принято обсуждать вслух — многие уже взрослые женщины тащат этот груз молча, через всю жизнь, стыдясь своих чувств и помня о долге и стакане воды. По словам специалистов, нелюбимых дочерей куда больше, чем нам кажется.

О негодниках-отцах, которые игнорируют или бьют свое потомство, охотно говорят и резко их осуждают. Обсуждать нерадивых мам как-то неловко: мысль об их несовершенстве крамольна по своей сути, сам факт рождения и воспитания детей значительной частью общества воспринимается как подвиг. О качестве этого воспитания говорить не принято — как можно критиковать то, что свято? «Наше общество во многом женоцентричное. В нем существует культ женщины-матери, — считает психотерапевт Максим Загоруйко. — Культ этот приводит к тому, что матерям сложно указывать на их ошибки. Если дочь злится и обижается на мать, она нередко скрывает эти чувства, стыдится их, чувствует себя виноватой: «На маму нельзя злиться!», «Маму нужно слушаться, она плохого не посоветует…».

Последствия дурного воспитания можно разгребать всю жизнь, и это не сквернословие и локти на столе, а ощущение собственной никчемности, недоверие к мужчинам и неспособность быть счастливой. Психологи выделили самые распространенные типы травмирующего материнского поведения:

Агрессор. Такой маме не доверяют секретов, она либо игнорирует дочь, либо открыто проявляет негатив всеми возможными способами, включая физические наказания. Вероятнее всего, ее воспитывали так же.

«Зачастую такая мать считает, что она совершила материнский подвиг — родила, и теперь ребенок по гроб жизни обязан, надо его просто научить, как эти долги отдавать. Внешне эти дети могут выглядеть вполне благополучно. А внутри — там беда», —

вздыхает психотерапевт Европейского реестра Алена Сагадеева, приводя в пример девушку, которую в детстве мама все время била и отправляла зимой в школу в резиновых сапогах: «Она рассказывает: «У меня мама очень хорошая». Я спрашиваю — а чем она хорошая? Девушка поразмышляла и говорит: «Она есть». О том, что мама есть — и это счастье, но она любит не так, как хочется, — и это горе, в принципе не говорят. Мама — это святое, и все».

Последствия: По словам Максима Загоруйко, у дочери мамы-агрессора может сформироваться мощное недоверие, неспособность выстраивать близкие отношения. Не найдя теплоты в семье, она может ожидать, что и другие люди сознательно могут нанести вред, обмануть и унизить. Такие женщины часто атакуют первыми, ведут себя агрессивно, в том числе и со своими собственными детьми: насилие порождает насилие. Есть и другой вариант — искать любви хоть где-нибудь, чтобы впоследствии снова стать жертвой.

Перфекционистка. Ее главная задача — выдвигать требования, проверять, насколько точно они выполняются, и высказывать недовольство. Жесткость, твердость и минимум чувств.

Последствия: Детям матери-перфекционистки придется непросто — обрести счастье будут мешать завышенные требования и неуверенность в себе. Если хватит сил, женщина будет вечно стремиться вверх, но результаты не принесут удовлетворения, всю жизнь она посвятит тому, чтобы «не упасть», и будет требовать того же от окружающих. Другой вариант — более плачевный: не допрыгнув до высокой планки, дочь перфекционистки будет всю жизнь считать себя неудачницей.

Соперница. В это сложно поверить, но бывает и такое. Не реализовавшись в молодости, не почувствовав себя интересной и востребованной, мать завидует тем возможностям, которые «незаслуженно» свалились на ее дитя. «Это как сказка о Мертвой царевне, — проводит аналогию Алена Сагадеева, — мамаша видит, что дочь подрастает — и она красивее, моложе, ярче, — как это может быть? И начинается гнобление. У меня была клиентка, которая говорила: «Я не могу своей дочери покупать красивые платья. У меня не было, почему у нее должны быть?».

Последствия: Такой тип воспитания может привести к тому, что, став взрослой, девушка научится быть серой мышкой — ведь именно это было необходимо, чтобы получить хоть чуточку материнской любви.

«Женщина научится прятать свою сексуальность, привлекательность, ум, — рассказывает Максим Загоруйко. — Ведь в детстве, когда она демонстрировала эти способности, мать была недовольна.

Нередко формируется стойкое чувство собственной неполноценности: «Я некрасивая, тупая, неуклюжая… я ничего в этой жизни не достигну».

Сама забота. Один из самых распространенных и невинных с виду типов. В своей тревожной любви и маниакальной заботе эгоистичная мама забывает об одной из главных своих функций — вовремя отпустить дитя в свободное плавание. Вырастая, маменькина дочка не решается перерезать пуповину, продолжая жить по принципу «все лучшее — маме». «Маминых дочек очень много. Это как бытовой алкоголизм — никому не видно, но везде есть, — уверена Алена Сагадеева. — Муж у такой дочки такой, как хочет мама, внуков называют так, как хочет мама…У меня была недавно клиентка, у нее нет личной жизни, зато есть мама. У девушки есть квартира, но она уже приучена — прежде чем сделать ремонт себе, нужно сделать ремонт маме».

Последствия: «У дочери такой матери часто отсутствует чувство собственной идентичности, теряются границы себя. Она не осознает своих потребностей, чувств: «Я не знаю, чего я хочу. Мама знает, чего я хочу», — описывает Максим Загоруйко. Кроме того, она может быть убеждена, что не способна справляться с повседневными обязанностями жизни, что ей обязательно нужно полагаться на советы и помощь других людей. Такая женщина часто не может выйти замуж, мать «не отпускает» ее из этих созависимых отношений.

«Судя по тому, какие лица я вижу на улице, нелюбимых дочерей подавляющее большинство, и в первую очередь это связано с мамой, — считает Алена Сагадеева. — Природой задумано, что мама — это источник безусловной любви. А мама даже не в курсе, что ребенка нужно любить безусловно. Потому что маму, возможно, тоже никто не любил…».

Главная проблема детских травм в том, что родители передают их собственным детям как эстафетную палочку. Путь освобождения долог и непрост, но этим путем стоит пройти. Хотя бы ради того, чтобы не повторять маминых слов собственному ребенку и позволить ему быть счастливым.


Валерия Беленькая
Фото thinkstockphotos.com
32543
Вход в почту
Выбор города