Показать полную версию страницы
Все материалы

Я хочу чувствовать себя женщиной, черт возьми!

О девушках, которые умеют получать дорогие подарки, и мужчинах, готовых за них платить

Что вы представляете, когда слышите «успешная женщина»? Это та, которая работает с утра до позднего вечера, ездит на дорогом авто, всего добилась сама и вообще «сильная»? Или та, которой не пришлось рвать глотки и собственные жилы ради благ, а мир к ее ногам кладут мужчины? Однозначного ответа нет. Мы выдумали себе мир, где мужчины и женщины равны. Только в этом мире неинтересно жить — ни тем, ни другим. Потому что исторически сложившийся взаимообмен секса на деньги порицается, а ничего нового так и не придумали.

Говорят, самые превосходные знакомства происходят в транспорте, когда ты как будто между мирами — ни здесь, ни там, на перепутье. Принято считать, что тут хорошо искать мужа, но можно повстречать и просто интересную собеседницу.

Весь 7-часовой полет Саша упоенно делилась со мной своим опытом по раскручиванию мужчин на дорогие подарки. Не помню, как мы вышли на эту тему, но тетеньки вокруг закатывали глаза, а мы с новой собеседницей сидели рядышком как две противоположности. Меня воспитали в строгости: всего добивайся сама, ведь ты умница, а за счет мужиков существуют только тупицы, которые больше ни на что не способны. Поэтому мысль выпрашивать у кого-то подарки всегда казалась унизительной.

А на Сашу блага сыпались сами собой, как из рога изобилия: помимо стандартных подарков и романтических сюрпризов мужчины всегда давали ей деньги на дорогую одежду, на обучение, снабжали продуктами и жильем не только на время отношений, но даже и после разрыва, а на расставание преподносили дорогие украшения.

«Я понимаю, когда инициатива исходит от них. Но учеба, жилье — об этом без тебя он бы не догадался. Как ты не стесняешься просить о таких вещах?» — недоумевала я. Саша показала: мило улыбнувшись и вкрадчиво заглядывая мне в глаза, она произнесла: «А давай завтра пойдем и купим мне новые солнечные очки?». Она проговорила все это медленно, с расстановкой, а еще с интонацией, обещающей интереснейшие приключения, как завязка легкого, но вдохновляющего голливудского фильма. Прошло уже несколько лет, а я помню. Саша просто уверена, что так должно быть, что это нормально — то, что мужчины дарят ей подарки и берут на себя часть ее расходов. Она не выпила в детстве яда излишней самостоятельности и равенства полов. При этом учится, работает, строит карьеру. И некрасивыми словами ее не назовешь: она была верна своим щедрым мужчинам, украшала их своим обществом, поддерживала и всегда могла приготовить что-то вкусное. Но мужчинам большее удовольствие доставляло отвести ее в ресторан.

Вы замечали, сколько шума и ярости порождают дискуссии о том, должен ли мужчина платить за женщину в кафе на свидании? Сотни особей мужского пола до хрипоты вопят, что они ничего никому не должны, а тем более женщине, которую ты первый раз видишь. Вот они — на одном полюсе, а те, кто полностью содержит своих женщин, — на другом. Истина же где-то между.

Для начала стоит признать, что даже самые чистые любовь или дружба укладываются в понятия обмена, дара и гендерных стереотипов. Есть всего четыре типа выгод: эмоциональные, сексуальные, интеллектуальные, финансовые. Если нет ни одной из четырех — нет общения. Когда речь идет о подростковой «чистой» влюбленности — тут работают эмоциональная и сексуальная выгоды, если при этом общении вы еще получаете новую информацию, как-то развиваетесь, подключается интеллектуальная заинтересованность. А если парень при этом платит за вас в кафе, то задействована и финансовая польза.

А приоритеты в удовлетворении потребностей у мужчин и женщин все-таки разные. Есть прекрасный труд кандидата социологических наук, старшего научного сотрудника Института социологии РАН Яниса Астафьева «Экономика любви». Научный труд, заметьте, а не популярная «отсебяпсихология». Очень отрезвляет. Ученый рассматривает исторически сложившиеся модели взаимоотношения полов. Их тоже всего четыре. И когда мы отрицаем одну из этих моделей, надо понимать, какие варианты остаются. Это либо военная экономика (мужчина-захватчик, женщина — товар, который можно продать или выменять), либо экономика богатства (любовь и расположение снова продаются, но уже в другой форме — предмет любви задабривают стихами и подарками), буржуазная экономика (расцвет проституции и желания выгодно выйти замуж, снова купля-продажа) и, наконец, экономика равного потребления (где «все покупается и продается: вы, я, особенно я», как это прозвучало в фильме «99 франков»). Вот и все, больше вариантов нет. Мужчине нужен секс, а женщине деньги — и так было всегда. Когда слышишь это впервые, чувствуешь отторжение: «Нет, мне нужна любовь!». Потом перебираешь в голове те отношения, которые ты видишь вокруг. «Любовная лодка разбилась о быт» — о чем это? Да всё о том же: даже самые сильные эмоциональные и сексуальные выгоды не в силах стать основой для долговременных отношений, если финансовая выгода страдает. «С милым рай и в шалаше» — опять же попытка противостояния этой же истине.

Адепты пикапа возмущаются: но ведь секс получают оба, почему тогда только мужчина должен тратить деньги, почему она не любит меня просто так?! А потому, что просто так любит только мама. Мужчина и женщина же всегда любят друг друга за что-то, получают что-то друг от друга. Женщины любят секс, но не зациклены на нем настолько, как мужчины, — не стоит обманываться.

Деньги и секс — это две энергии, мужская и женская, на взаимодействии которых строится интерес. А когда рядом два равных товарища, как в зарождающейся экономике потребления, различия полов стираются, взаимный интерес пропадает — об этом же пишет Янис Астафьев. Если нет обмена этими энергиями, источник иссякает. Грубо говоря, если мужчина не вкладывает в женщину финансы, она его перестает хотеть. Потому что не чувствует в нем мужика.

Бывает и обратная ситуация. Одна новосибирская бизнесвумен рассказывала, что всегда была самостоятельной, жила по законам мужского мира и стала в нем успешна. Но в какой-то момент она резко осознала, что это равноправие ведет к тому, что мужчинам она, такая самостоятельная и равная, уже не интересна:

«Это унизительно для женщины, если она сидит в кафе с мужчиной и платит при этом за себя сама. У меня достаточно денег, я в состоянии заплатить и за него даже. Но не должна, не хочу и не буду. Я хочу чувствовать себя женщиной, черт возьми».

А мужчина хочет чувствовать себя мужчиной. Но возможностей для этого остается все меньше — чем больше женщина все может сама. Если ему уже не надо тащить мамонта и защищать от варварских набегов, если для решения всех силовых вопросов давно есть кредитки, то что ему еще остается, чтобы обозначить свою мужественность? Явно не метросексуальная бородка или куча мышц. Так что позволим им чувствовать свою силу и значимость — пусть помогают прибить гвоздь (даже если вам проще вызвать «мужа на час») и платят за этот несчастный чай на первом свидании. Они дарят подарки, а мы дарим им эту возможность. Не нужно у них ее отбирать. Даже если они сами норовят от нее отделаться.


Ксения Романова
Фото depositphotos.com
43285
Вход в почту
Выбор города