Показать полную версию страницы
Все материалы

«Неработающая женщина — это прекрасно»

Сказочница из Бердска, живущая на Бали, — об удивительном путешествии к вулкану, служении мужчине и тортиках на заказ

«Говорят, Мама Шамана прячется в щербинке между зубов, в непослушной седой прядке за ухом, в янтарной точке правого глаза. То, что ты считаешь недостатками, она бережет как самое дорогое свое сокровище. Самое дорогое». Сказки-притчи о мифичной Маме Шамана, которая печет пирожки и бежит наперегонки с волками, дарует жизнь и награждает смертью, живет то в снежной тайге, то на берегу северного моря, создает на острове Бали бердчанка Яна Мори между занятиями серфингом и выпечкой пирожных. Зачем ехать в горы Грузии, где никто не говорит по-русски, какой мужчина может считаться достойным и почему работа убивает женщину — в интервью писательницы.

Справка: Яна Мори (творческий псевдоним) — родилась в Бердске 18 октября 1985 года, писатель, сказочник, автор книги «Песни Мамы Шамана», преподаватель культурологии и японского языка (окончила НГПУ в 2008 году, училась в Hokkaido University of Education в 2006–2007-м). С 2012 года живет на острове Бали.

Кто такая Мама Шамана и как она перебралась на страницы книги?


Мне кажется, Мама Шамана — самая старая женщина планеты. В сказках она иногда играет роль демиурга, иногда она обычная женщина, иногда она отмачивает какие-нибудь коры. Есть космогонические сказки: Мама Шамана может создать мир или разрушить. Плюс она неплохо готовит и разговаривает со зверями.

Первая сказка про Маму Шамана у меня родилась картинкой в голове. Пару лет назад я опубликовала в ЖЖ первые три сказки о Маме Шамана. Потом моя подруга создала комьюнити во «ВКонтакте» и сказала: «Давай пиши». Каждую неделю я публиковала новую сказку. Уже через год у нас было около 20 тыс. подписчиков. Они стали просить сделать книжку. Я нашла иллюстратора, красиво написала про книжку на краудфандинговой платформе, и за две недели до конца сбора мы собрали 553 тыс. руб., хотя заявляли 450 тыс. Параллельно с этим мне стали писать издательства. «АСТ» оказалось самым крупным. Получается, теперь у меня выходит одновременно две книжки: наша самиздатская «Песни Мамы Шамана» и издание «АСТ».

Чему современная городская женщина может поучиться у Мамы Шамана?

Внутреннему равновесию. Что бы ни происходило, она всё воспринимает абсолютно ровно, ей чужды какие-то волнения и пустые переживания. Она смотрит на всё сквозь завесу времени, мол, пришло и ушло, всё пройдет. Спокойная женщина.

Меня постоянно спрашивают: где Папа Шамана? Да не нужен он там! Она самодостаточная женщина, демиург! Зачем ей Папа Шамана? У нее есть сын, и всё у нее классно.

Мне вообще не нравится идея двух «половинок» — мужчины и женщины. К тому же я не рассматриваю Маму Шамана как физическое существо. Но когда пишу о любви, то о любви мамы к сыну.

Ты и твоя героиня много странствуете. Где тебе удалось пожить и чем ты там занималась?

Год я прожила в Японии, три — в Москве, год проработав в «Домодедово» переводчиком между наземными службами и самолетами Japan Airlines. Потом я перебралась в Польшу, но там мне было жутко холодно. Через полгода вернулась в Бердск и стала думать, в какое теплое место мне бы перебраться. Буквально за неделю собралась и уехала на Бали. Три года здесь уже живу. Сейчас собираюсь переехать в Грузию.

Я училась в универе только потому, что очень хотела поехать в Японию. Но на самом деле я смогла бы путешествовать и без учения. Мне больше нравится получать знания на практике. Так я выучила японский, польский и индонезийский. Надеюсь, сейчас еще и грузинский выучу. Ужасно хочу в Сванетию. Это просто какое-то королевство! Хочу затулиться к каким-нибудь местным жителям, которые ни по-русски, ни по-английски не говорят, и писать сказки.

На Бали кажется, что тут все только и делают, что расслабленно валяются на пляже или серфят. Но на самом деле ты просыпаешься, и у тебя такой занятой день! Я ничего не успеваю, даже сказки писать. Это очень занятой остров. Здесь все вечно что-то упускают, особенно время.

Никто никуда вовремя не приходит. И пробки! У меня в проекте еще три книжки. Одна из них — с рецептами Мамы Шамана.

Самым моим великим путешествием была двухнедельная поездка с подругой на байке на остров Ява. Там мы забрались на два вулкана, по дороге ночевали на дереве и в палатке. На обратном пути однажды заночевали в доме католического священника, просто постучавшись к нему. Две недели мы так путешествовали. Ява вообще считается суперопасной. Мы там заматывались, как индонезы, но ничего опасного не встретили. Особенно мне понравился действующий вулкан Бромо. Ты забираешься к кратеру по лесенке, заглядываешь вниз, а оттуда валит пар!

На Бали ты ведь приехала фактически без ничего и без никого. Как удалось устроиться?

Приехала без копейки в кармане. Из знакомых здесь была только подружка подружки, которая должна была встретить меня в аэропорту, но забыла. Сначала у меня были какие-то дикие подработки, вроде доставки русской кухни. Потом устроилась в отель. Проработала там год, поднакопила денег и уволилась. Потому что это была не жизнь. Да, я жила на эти деньги год, но все же после этого я пообещала себе больше никогда и нигде не работать восьмичасовой день. Потому что это полный ад.

Неработающий мужчина — это странно. А неработающая женщина — это прекрасно. По крайней мере восьмичасовой день в какой-нибудь конторе. Боже упаси! После отеля я целый год пекла тортики на заказ, сейчас пеку их для кафешек. Меня весь остров знает, называют меня «Яна-пирожок», а в последнее время — «Яна-профитроля». Такое занятие мне нравится. Я лучше буду бедная, буду голодать, но я больше не буду работать 8 часов 5 дней в неделю.

Ты сейчас произнесла фразу Скарлетт О'Хара наоборот. Она говорила: «Я скорее украду или убью, но не буду голодать».

Она вообще была жесткая, не мой идеал. Я больше к женственности стремлюсь. Кстати, на Бали я никогда не носила штаны. Единственный раз я сменила юбку на штаны, когда забиралась на вулкан. Был одно время прямо мейнстрим женственности, и я в него попала. Но у меня свой стиль. Все платья-юбки я шью здесь у портного. Покупаю красивую ткань в цветочек или в горошек, показываю портному картинки с платьями 50–60-х или бохо. По цене выходит не дороже покупных — 200 рупий, или примерно 20 долларов.

Вообще, всё, что твердят в контексте тренда на женственность, надо фильтровать. Я, например, совмещаю юбки и готовку с занятиями паркуром, серфингом и катанием на скейте. Не надо задвигать женщину в угол.

Но я не против всей этой темы про вдохновение и «служение» женщины мужчине. Если попадется достойный мужчина, я буду не против — пусть принимает за меня решения и зарабатывает деньги. Мне предлагали пойти замуж три разных человека. Но нет.

Без каких качеств не может обойтись достойный в твоем понимании мужчина?

Щедрость, решительность (она же смелость) и целеустремленность.

Какие чувства испытываешь, приезжая на родину — в Бердск и в Россию вообще?

Back in USSR. В Бердске на одной остановке я видела — фотки Брежнева продавали, когда я приезжала полтора года назад. А вообще холодно. Правда, когда у меня на Бали случилась лихорадка Денге, мне жутко хотелось на Алтай — в Аскат. На пенсии я бы там пожила.

Не жаль бросать свой столь любовно налаженный за три года быт?

Я сюда приехала с одним рюкзаком. С одним рюкзаком и уеду. Вещи раздам или продам. После всех разъездов я уже не привязываюсь вообще ни к каким вещам. Кухня, да, у меня славная, я ее сама украшала, расписывала каждую баночку. Но быть привязанной к баночкам? Это же просто баночки! Я такие же сделаю на другом месте. С собой возьму только инструменты для выпечки. В Москве у меня до сих пор куча вещей по друзьям лежит. Даже зимние сапоги есть и коньки. Коньки, блин! Жизнь длинная, может, покатаюсь еще.

«Когда пурга отступает, Мама Шамана заходит в лес, раздвигает ели и ступает по мягким сугробам. В самом сердце леса под снегом она находит спящего коня и человека в санях. Мама Шамана целует коня в холодный нос, человека несет бережно до самой избы. К весне превратится он в маленького мальчика, скинет валенки и побежит.

Не раньше, мой милый, не раньше».



Татьяна Ломакина
Фото Ника Бондырева и из личного архива Яны Мори (1–5)
65405
Вход в почту
Выбор города