Показать полную версию страницы
Все материалы

Дон бабник

Два типа коварных соблазнителей: один из них поднимет женщине самооценку и оставит приятные воспоминания, другой подчинит и заставит страдать

Дон Жуан и Казанова — для кого-то это слова-синонимы. И действительно, оба — бабники, от которых по большому счету стоит держаться подальше. Но разница между ними принципиальная: один заряжает энергией и заставляет летать, другой получает власть над тобой и оставляет разбитое сердце. Одного из них ты с легкостью отпускаешь, оставляя себе приятные воспоминания, другого же настолько сильно хочешь присвоить, что его больно отрывать, как кусок от собственного тела. Как распознать, кто из двух покорителей женских сердец встретился на вашем пути, на что с ним стоит рассчитывать и «почему он такой, ну почему?» — в материале SHE.

«Бабник? Фу, зачем он мне? Да кто их вообще любит, этих бабников?!» — вопрошают некоторые. Да многие их любят, слишком многие — в том-то и суть. Конечно, мало какая девушка сознательно принимает решение «ой, как же я хочу встречаться с бабником, чтобы у него была орава женщин, а я ревновала, плакала и надеялась непонятно на что». Хотя… Есть два диаметрально противоположных типа потаскунов: и если с одними женщины в основном сознательно идут на «легкие» отношения, прекрасно понимая, что птицу в гнезде не удержать, и выпускают радостно со словами «лети, ты свободен!»; то в других они не замечают с первого взгляда этой порочности, а видят надежного спутника жизни — и больно обжигаются.

Казанова и Дон Жуан — один реальный персонаж, второй вымышленный. Но разница не только в этом. Психологи используют эти образы для описания двух противоположных моделей мужского поведения, которые неизбежно привлекают женщин.

У моей подруги был приятель: на него в буквальном смысле вешались женщины. Стоило выйти с ним куда-то, откуда ни возьмись появлялись модели, стриптизерши, телеведущие — все сплошь красотки — и начинали его обнимать, старались чмокнуть, осыпали комплиментами. Она недоумевала (он не был ни богач, ни атлет, ни какой-то эталонный красавец, ни мегамозг). Но ревности не было. И от этого недоумевала еще больше. А вся разгадка была в том, что

он дарил ей действительно достаточно восхищения, обожания, эмоций и комплиментов. Давал уверенность, что вот сейчас — на эти пускай всего два месяца — она лучшая женщина на свете, и в данный, пусть недолгий, момент — единственная.

«Я заряжаю тебя энергией, смотри! Всегда было так или стало чуть больше?» — улыбаясь, говорил он, обращая ее внимание на то, как сворачивают на нее шеи другие мужчины. Стало чуть больше, однозначно. Она светилась энергией. Расстались они тоже без сожаления, хотя в какой-то момент в первый же месяц знакомства он даже звал ее замуж. И порой она вспоминает те веселые два месяца с улыбкой, но нет — она бы не хотела их ни повторить, ни тем более принять то его предложение.

У него было много женщин. Некоторые из них, став бывшими, начинали дружить между собой и продолжали радостно дружить с ним. При случайной встрече всегда было приятно с ним поболтать — даже при пересечении на 5 минут он умеет окружить тебя восхищением. Он любит женщин, любит романтику и эмоции — он этим живет, он Казанова.

С Дон Жуаном все иначе. Если о Казанове ходят слухи — как много у него женщин и какой он сказочный любовник, — этот не афиширует свои многочисленные связи. Казанову ты видишь и понимаешь, что он ветреный, ты осознанно принимаешь решение — хочется тебе увлечься его легкостью или нет. С Дон Жуаном ты не принимаешь никаких решений, ты вообще теряешь собственную волю. Все, кто сталкивался с таким типажом, рассказывают примерно одно и то же: «Меня пронзило какое-то электричество, и я поняла, что вот он — мужчина моей жизни». Желание быть с ним настолько сильное, что ты не можешь сопротивляться.

Важно: ты не видишь в нем адского потаскуна, который спит с десятком женщин, — нет, ты видишь в нем того мужчину, за которым готова пойти на край света и родить от него детей.

Ты придумываешь себе, что у вас любовь. Именно придумываешь. Приятельница рассказала: вел себя как мужчина мечты, прикрутил в доме все лампы, починил все примусы, даже (запрещенный прием!) познакомил со своей мамой! А потом вскочил посреди ночи и убежал, позабыв трусы. Страсть прошла, объяснил он. И только тут она поняла, что он ее вообще-то не любит. «А я тебе разве что-то обещал?». И она перебирает в голове: действительно, ничего не обещал. Она в ступоре. И по-прежнему хочет быть с ним — сложно с одного пинка расстаться со своими фантазиями. Но через недели рыданий жертва Дон Жуана начинает вспоминать: он и правда ничего не обещал и даже почти ничего не делал, чтобы она влюбилась. Почти ничего — были лишь мелкие, но метко брошенные наживки. Она на них попалась и все сделала сама. Он даже не очень-то спешил уложить ее в кровать.

Для Дон Жуана главное — не секс, а власть. Казанова питается собственными романтическими переживаниями в процессе любовных интрижек, Дон Жуану нужна психологическая власть над женщиной, манипулирование.

Казанова — у твоих ног, а с Дон Жуаном ты сама — послушная рабыня. Для первого ты всегда прекрасна, второй же любит указать на недостатки, чтобы еще раз подчеркнуть свои превосходство и власть. Он не специально…

Конечно же, оба они не виноваты, они сами являются жертвой обстоятельств и никак не могут найти собственного счастья и удовлетворения.

Казанова рос без материнской любви (прототип воспитывала бабушка, пока мать-актриса гастролировала) — и всю жизнь в бесконечных объятиях он пытается этот недостаток восполнить. Иногда Казановы вырастают, напротив, из избалованных маменькиных сынков — он привык купаться в женском внимании с детства, причем купаться как ребенок, не беря на себя ответственности, — и так и остается этаким игривым малышом, незрелым и безответственным, женским любимчиком. У мужчин донжуанского типа нередко в рассказах всплывает властная или даже деспотичная мать: по мнению психологов, подчиняя женщин, такие мужчины неосознанно пытаются отомстить своей матери.

Женщины любят быть спасительницами и надеяться, что именно с ними мужчина изменится. «Ну что же мне сделать, чтобы он был только мой?» — заламывают руки они — в основном, конечно, жертвы Дон Жуанов. Ответ: ничего. Психологи сходятся во мнении, что мужчины этих двух типов, как правило, не меняются.

И только если сам мужчина в какой-то момент поймет, что хочет поменять свой шаблон поведения, если он окажется достаточно сильным, чтобы отойти от пропасти разврата, которая иногда пугает и его самого, — тогда да, он изменится. Если и когда захочет этого сам. Ни одна женщина никогда его не изменит. Поэтому лучший совет на все времена: перестань бредить.


Ксения Романова
Фото depositphotos.com
27593
Вход в почту
Выбор города