Показать полную версию страницы
Все материалы

Я больше не Буратино!

Пять историй о девушках, которые побывали на столе пластического хирурга

«Пересадит кожу с попы на лицо. Передвинет вправо левое ребро. Выровняет ноги, увеличит грудь. Буду я красива, а не что-нибудь», — незатейливая песенка группы «Поющие трусы» как никогда актуальна. Девушкам нужен «не Микки Рурк и не Славик Вакарчук, а просто пластический хирург». Чтобы потом чувствовать себя уверенной со Славиком и Микки. Оглянувшись вокруг, SHE обнаружила в кругу знакомых искусственные груди, оперированные уши и целый выводок рукотворных носов. Зачем девушки сделали это и стала ли их жизнь слаще, они откровенно рассказали SHE.

«Папа с детства называл меня длиннонос»
Таня (22 года, модельер) рассказала, что когда ей было 12, за одно лето на море у нее появилась горбинка на носу. Папа, по образованию и первой профессии пластический хирург, называл дочку «длиннонос» и сказал, что в будущем обязательно сделает ей операцию. Поначалу папа и маме много чего хотел «поправить», но та не далась. «В 20 лет на 23 февраля папа спросил меня, хочу ли сделать операцию, и я, конечно же, согласилась», — рассказала Таня. Когда сняли повязку и подвели к зеркалу, от шока у Тани закружилась голова: «Очень сложно воспринимать себя с новым элементом. Живешь-живешь в своем теле, а потом оно меняется резко — это стресс».

Папа был счастлив сразу, сама Таня постепенно тоже стала привыкать, а через год и мама признала, что результат хорош. Хотя мало кто из друзей заметил перемены: «Если бы я не сделала эту операцию, то страдала бы и ныла, что у меня ужасный нос. Это было для душевного успокоения».

«Я фотографировалась всегда в одном ракурсе»
С детства у Насти (26 лет, в декрете) была искривленная носовая перегородка. Мало того, что это мешало дышать — приходилось постоянно закапывать сосудосуживающие капли. Так еще и некоторые бестактные личности то и дело восклицали: «Настя, какой у тебя нос кривой, тебе его ломали? Он у тебя набок!». В положении вполоборота с одной стороны нос был ровный, а с другой — волнистый. Лет пять девушка решалась на операцию, сделала после рождения дочки.

«Можно было бы сделать курносый нос, укоротить его, что потом бы меня не узнали, но я решила только убрать горбинку», — Настя признается, что решиться было страшно — особенно подписывать договор перед операцией и лежать на столе.

О результате судить пока рано, после операции не прошло еще и двух месяцев, но сосудосуживающие капли уже не нужны. Знакомые отмечают, что Настя похорошела, но не могут понять, в чем дело. Больше девушка к пластическому хирургу — ни ногой! Только лет через 40, может, на подтяжку лица, смеется она.

«Мечта идиота — конский хвост»
Алиса (28 лет, менеджер) много лет хотела сделать отопластику (коррекцию формы ушей). «В детстве мама делала мне хвостики и по бокам всегда оставляла волосики-фигушки около ушей. Высокий «конский хвост» — это была моя мечта идиота», — признается Алиса. Последней каплей стало то, что девочка в школе мимоходом назвала ее лопоухой. Мысль об операции постоянно свербела, но не помешала Алисе счастливо выйти замуж. Однако после четырех лет брака, когда девушка как раз временно работала в медицинской отрасли, она решилась. Отопластика считается несложной операцией и даже делается под местной анестезией. Час-полтора — и готово. Потом 10 дней на обезболивающих, 5 дней в бандаже, 2 недели в повязке. Первое время была эйфория, и Алиса с радостью ходила со всевозможными хвостиками. Но через несколько месяцев шов на одном ухе немного разошелся, и оно слегка отошло.

Алиса признается, что сейчас довольна результатом на 85–90 %. Теперь девушку уже больше не тревожит, что ушко немного выпирает. Изменилось отношение к себе. «Если раньше хотелось и грудь увеличить, и нос поправить, то сейчас уже ничего не хочу. Все-таки это операция, тяжелый период восстановления, мало ли как все пойдет».

«Нереально красивое тело»
Лена (23 года, менеджер по продажам) увеличила грудь в 18 лет — с 1 размера до 2,5, а полгода назад изменила форму носа. «Как только посетила мысль, посидела на форумах в интернете, пришла на консультацию в самую раскрученную клинику и через неделю сделала операцию. Под нож ложиться было не страшно. Зачем об этом думать вообще? Я как-то не думала», — Лена рассказала, что ее результат понравился всем, и многие подружки тоже побежали к хирургу за красивой грудью.

«Чувствуешь себя уверенной в том, что у тебя нереально красивое тело, — девушка сообщила, что и дальше будет делать у пластического хирурга все, что ей будет необходимо. — Нужно идти и меняться к лучшему.

Навсегда избавиться от комплексов, носить любые прически, декольте и на фотоотчете в клубе поворачиваться любой стороной своего красивого идеального носика».

«Мне было больно сидеть»
Виктория (30 лет, шоу-бизнес) 6 лет работала в сфере танцев, где очень важна хорошая фигура. Однако, несмотря на динамичный образ жизни и равнодушие к сладкому, у девушки образовались «проблемы» в зоне ягодиц и галифе. Перепробовала все: массажи, обертывания, миостимуляцию, LPG, кавитацию. И решилась на лазерную липосакцию. Процедура проводится под общим наркозом. Под кожу вводится раствор, разрушающий жир, который продолжают разбивать с помощью лазерного луча. Растворенная масса высасывается из-под кожи с помощью тонкой трубки. Вес после процедуры у Вики никак не изменился, объемы тоже, «просто контур стал ровнее». «Дней 10 было больно сидеть и нужно было носить компрессионное белье».

Теперь Вика решила, что лучшее для фигуры — это все же старые добрые физические нагрузки и здоровое питание. Однако сейчас девушка подумывает об увеличении груди, хотя от природы является обладательницей «троечки».

«Близкие отговаривают, считая это абсурдным, но хочется, и все тут. С пластической хирургией планирую в будущем дружить, но не злоупотреблять».

Реальность или Я?
В борьбе с комплексами — сильным недовольством собственной внешностью — есть два пути, в зависимости от того, что у человека в приоритете — «Я» или реальность, поясняет психотерапевт Максим Загоруйко. Некоторые обращаются к психотерапевту, чтобы принять себя такими, какие они есть, — они выбирают реальность: «Я изменю себя, чтобы мое «Я» соответствовало реальности». Другие идут к пластическим хирургам — для них важен приоритет «Я»: «Я изменю реальность для того, чтобы она соответствовала мне». Однако Загоруйко предупреждает, что эффект изменения внешности после операции лишь уменьшает тревогу на время, но счастья не приносит. Миф современной секс-культуры о том, что сексуальная привлекательность — это самое важное в жизни и все проблемы связаны с сексуальной непривлекательностью, — это ошибка.


Зинаида Кузнецова
Фото thinkstockphotos.com
38156
Вход в почту
Выбор города