Показать полную версию страницы
Все материалы

Требуют наши сердца

Тяга к сладкому говорит о нехватке нежности, а любовь к острому — о страстности и высоком жизненном тонусе

Версию, что от уксуса куксятся, от вина — винятся, а от сдобы — добреют, выдвинула еще героиня Льюиса Кэрролла, попавшая в волшебный мир Зазеркалья. Замечание наблюдательной девочки очень любят некоторые люди, уверяющие нас, что если страстно хочется апельсинов или, к примеру, орешков кешью — значит, они нам обязательно нужны. На самом деле, ответ, почему одни любят мясо, а другие изнуряют себя зелеными салатиками, лежит больше в психологической области. И по вкусовым пристрастиям человека можно определить его характер и психологические проблемы.

Существуют данные, что пищевые привычки формируются еще в то беспечное время, когда ребенок находится в животе у мамы. Мол, все, что поступает в организм матери, сказывается на составе ее околоплодных вод, и ребенок привыкает к тому или иному химическому составу. Одно любопытное исследование показало, что дети матерей, которые во время беременности пили морковный сок, легче адаптировались к морковному пюре, которое им вводили как прикорм через несколько месяцев после рождения.

Отчего же вкус меняется на протяжении жизни? Случается, тому есть медицинские причины.

Некоторые пищевые пристрастия связаны с дисбалансом в организме. Тяга к сладкому часто говорит о паразитозе и нарушенной микрофлоре кишечника: вредоносное «население» требует себе в пищу простые сахара, и человеку постоянно хочется десерта.

«У меня было множество примеров, когда, вылечившись от паразитов, люди становились равнодушными к сладкому и удивлялись, как могли съесть большой кусок торта», —

рассказывает диетолог центра традиционной медицины Елена Гарагуля. Патологическое желание некоторых беременных есть мел, известку или даже глину врачи связывают с нарушением минерального обмена. Обычно — с нехваткой железа или кальция. «В минеральных составляющих глинистых материалов содержится большое количество микроэлементов, часть из которых действительно может усваиваться организмом. Видимо, потребность употреблять их возникает инстинктивно. В некоторых обществах было принято давать беременным и детям лепешки из минералов, глины», — рассуждает диетолог медцентра «Биовэр» Ольга Позняк. Елена Гарагуля привела в пример историю с ребенком-диабетиком, который очень любил магниевую минералку: «Такая вода имеет горький привкус, который нравится не всем, но ребенок пил ее с удовольствием. А в литературе описано, что магниевые воды используются в лечении диабета».

Правда, широко брать на вооружение такой метод «самоопределения» потребностей организма врачи не спешат. Во-первых, ничего кроме этих двух случаев толком не доказано. Во-вторых, если бы эта система работала для всех одинаково, то в регионах с дефицитом каких-то веществ люди начинали бы питаться массово одним продуктом и излечивались. А те, кто страстно желает колбасы или сдобной булочки, нашли бы мощное оправдание: требуется, мол, для здоровья. Вообще, на тему тяги к определенной еде есть что сказать психологам. И порой даже больше, чем диетологам.

Например, известно: люди, находящиеся в состоянии стресса и тревоги, едят в целом больше. Но интересен не только сам факт обжорства, но и продукты, которые человек выбирает. Вот что рассказала директор центра психотерапии Familia Татьяна Скрицкая:

«Если человек выбирает более твердые продукты, которыми можно «похрустеть» (чипсы, сухарики, орехи), то так проявляется нехватка самореализации в делах, так называемый «голод ума».

«Голод сердца», когда человек на самом деле нуждается в нежности и заботе и заедает тревогу такого рода, характеризуется выбором продуктов мягкой и кремовой структуры: булочка с кремом, клубника со сливками».

В моменты желания что-то «заесть» всегда есть возможность остановиться и подумать, к чему тянется рука. И сделать соответствующие выводы. Выводы можно сделать и по другим вкусовым предпочтениям:

Сладкое
Сладости — это быстрые углеводы, дающие быстрое, но недолгое ощущение сытости. В этот момент в кровь выбрасываются эндорфины — вещества, дающие чувство удовольствия. То есть человек, выбирающий сладости, на самом деле хочет получить удовольствие — пусть ненадолго, зато гарантированное. Это свойственно личностям тревожным и одиноким.

Жирное
Масляная теплая еда обычно самая сытная, но сытость эта, в отличие от сладкого, дается надолго. «Питательная и насыщающая пища, которая долго переваривается, дает много энергии, но никуда в итоге не расходуется — это вариант защиты от внешнего мира, от его нестабильности. Мы в буквальном смысле создаем «спасательный круг» на талии. Жирным злоупотребляют люди, нуждающиеся в эмоциональной защите и комфорте», — рассказывает наблюдения из практики Ольга Позняк.

Мясное
В XIX веке биохимик Александр Данилевский проводил эксперимент на голубях: группу птиц кормил мясом — в итоге они стали агрессивнее и злее сородичей, едящих горох. С точки зрения биоэнергетики и психосоматики, мясо олицетворяет хищнический инстинкт, подсознательное желание действовать, быть активным и стремление направить свою энергию в нужное русло.

Мясо как плотная и тяжелая еда связано с общим тонусом и уровнем энергии человека. Любители мяса нередко оказываются более социально активными, чем остальные люди.

Молочное
Любовь к молочным продуктам и сливочным десертам завязана на потребности в заботе. «Молочные продукты на бессознательном уровне отсылают к раннему детству, когда мать кормила молоком, это воспоминание о защите и чувстве полной безопасности», — комментирует Татьяна Скрицкая.

Пряное, соленое и острое
Любите индийскую кухню и жгучий перец? Психологи говорят: тяга к раздражению вкусовых рецепторов свойственна людям, страстным по жизни. Любовь к необычным вкусам говорит о высокой активности человека и о его стремлении получать разнообразные удовольствия от жизни и держать себя в тонусе.

Фрукты и овощи
Самый удачный вариант, скажут врачи, — ведь человек тянется не за тортом, а за яблоком и овощным рагу. Полезная привычка — это хорошо. Но есть здесь и обратная сторона. Вы ведь наверняка знаете, как неловко оказаться в компании с вегетарианцем (или того хуже, сыроедом), который демонстративно отказывается от животных продуктов, подчеркивая, что он такое не ест.

По мнению психологов, подчеркнутый акцент на том, что человек выбирает «здоровую пищу» и ограничивает себя во «вредной», может говорить о защитной реакции. Человек хочет сделать свою жизнь простой и понятной, но ему это не удается — он делает простой и понятной хотя бы еду, которую ест.

Психологи говорят: нужно смотреть на реализованность человека, ведь тяга к самоограничениям и получение от них «удовольствия» свойственно тем, кто других удовольствий от жизни получить не умеет.

Кстати, любовь вкусно покушать, согласно исследованиям, вообще часто сочетается с жизнелюбивым характером и отсутствием склонности к депрессии. Если человек к еде равнодушен и удовольствия особого от нее не получает, отмечает Татьяна Скрицкая, это может говорить о том, что у него нарушена работа центра пищевого удовольствия — таким несчастным требуется другие стимуляторы, на фоне которых простая радость от плотного ужина покажется невинной шалостью.


Ирина Киснер
Фото thinkstockphotos.com
22688
Вход в почту
Выбор города