Показать полную версию страницы
Все материалы

Стыд и шарм: как выживают лесбиянки в Сибири

3 честных рассказа женщин о своей однополой любви, запретном опыте, проклятиях родных и сексе втроём

Фото pixabay.com

Многих женщин совсем не тянет к мужчинам — им нравятся прекрасные представительницы своего пола. Только за эти особенности лесбиянкам приходится расплачиваться и скрываться: прохожие осудят за публичный поцелуй с любимой в городском парке, а знакомые знатоки обязательно посоветуют найти «нормального мужика» — и блажь пройдёт. Три гомосексуальные девушки из Новосибирска поделились с корреспондентом НГС.SHE историями о материнском проклятии, желании целовать девушек, вранье самим себе и попытках полюбить мужчин.

Елена, 30 лет, дизайнер: «Меня просто не притягивали мужчины, в детстве я сама считала себя мальчиком, что очень беспокоило моих родителей. Потом пришла пора влюблённости, и я влюбилась в девушку. Мне было 17 лет. Собственно, своей первой возлюбленной я и призналась [первый раз в ориентации]. Что касается моего самоопределения, то первое, что я испытала, — это стыд. Перед родителями, перед обществом. Сама однополая связь меня не пугала. 


Самая жёсткая реакция была у моей матери: проклинала и очень ругалась. Но через месяц смирилась. А отец мой до сих пор не поставлен в известность о моей личной жизни. Он человек консервативный, и я не хочу его беспокоить, к тому же жизнь сложилась так, что он довольно далеко живёт и мы редко видимся.


Думаю, что всем наплевать, какой ты ориентации, если ты об этом лишний раз не говоришь. На работе я тоже не встречала какой-то особенной агрессии или неприятия, хотя я выгляжу довольно брутально. Максимум — это хихиканье в спину. В компании новых знакомых я бы не стала говорить о своей ориентации. 


Мне кажется, эта тема не очень подходит для обсуждения с малознакомыми людьми. В самом деле, никто же не говорит с порога: “Здравствуйте! Я гетеросексуал”. 


Что касается реакции людей на улице, то я лично не пыталась целовать девушку публично. Но могу предположить, что прохожие были бы, мягко говоря, удивлены.

Фото pixabay.com

Я состою в супружеских отношениях с женщиной около 6 лет. И самая большая проблема у нас — это совместное имущество. Как оформить? Как поделить? Как защитить своего любимого человека в случае каких-то трагических событий? Или от самого себя? На самом деле это серьёзные проблемы. Закон регулирует права супругов в гетеросексуальных семьях, а в наших нет.


О том, что у лесбиянок не было нормального мужика или нормального секса, я бы сказала, что секс — это следствие сильного влечения или, если хотите, апофеоз любви. А если нет влечения, как может случиться секс? Тем более хороший секс. 


В жизни я не гнушалась экспериментов и имела отношения с мужчинами. И для меня это было просто никак. В одно время я очень хотела вести гетеросексуальную "нормальную" жизнь. Но я не могла быть для мужчины его женщиной в полном смысле. Отношения не ладятся, и всё тут. В конце концов, в таких отношениях больше жалко мужчин.


Конечно, общество гомосексуальный формат отношений не принимает. Наше общество традиционно и патриархально. У нас слишком живы домостроевские догмы. Но жить можно, если жить тихо и осторожно. Не привлекая лишнего внимания, как говорится, "не спрашивай — не говори"».


Катя, 30 лет, работает в IT-компании: «Всё поняла о себе в 14, это было несложно, я очень чётко понимала, что мне нравятся девочки — хотелось их трогать, целоваться с ними. Меня это не шокировало, было любопытно. Я призналась самой близкой подруге, с ней же был первый опыт. 

Фото pixabay.com

Негативную реакцию, конечно, встречала, со стороны родственников особенно. Друзья и знакомые реагируют спокойно, а на работе я категорически не делаю заявлений о своей ориентации. В центре Новосибирска, думаю, можно с девушкой общаться близко, в других районах я не рискну. 


(М.М.: Есть ли мифы о лесбиянках, которые вас бесят? Вроде «У тебя просто нормального мужика не было»?) 


Вот это про нормального мужика очень раздражает. Или что лесбиянки и бисексуалки либо очень страшные, либо, наоборот, мечта любого мужика. Ещё все мужчины считают: если ты би, то ты мечтаешь о сексе втроём. Нет, это не так!


Я думаю, что общество консервативно, потому что 70 лет говорили, что геи — это болезнь, потом в 90-х мы чуть-чуть вздохнули свободно, а сейчас у нас новая идеология, и в ней опять геи — снова болезнь».


Жанна, 35 лет, занимается интернет-маркетингом: «Я осознала свою ориентацию ещё в подростковом возрасте, в 12–13 лет. И меня это абсолютно не шокировало. Как минимум я понимала, что мне нравятся девочки, я в них влюблялась и не считала это чем-то ненормальным. Притом что недостатка во внимании со стороны мальчиков никогда не было.


У меня были друзья, свой круг общения, неформалы, музыканты, каратисты, были и, как мы тогда выражались, бойфренды. Вскоре я поняла, что не испытываю к ним никаких чувств, кроме дружеских. Но всё ещё пыталась быть как все. На младших курсах университета появились первые реальные отношения с девушками. Конечно, никто из нас не позиционировал себя как лесбиянок. Мы боялись этого слова. 


В определённый момент я решила "завязать". С помощью красивого и умного парня. Он позвал меня замуж, хотел знакомить с родителями. Вообще очень хорошо относился — настоящая "каменная стена" и очень добрый человек. 


Он в очередной раз пришёл ко мне в общежитие, принёс кольцо, сказал, что подыскал мебель и ковёр для квартиры, где будем жить, что завтра приедут его родители и пора решить с датой регистрации. И тут во мне что-то сломалось. Я поняла, что не люблю его и не смогу так жить.


Я ничего особо никогда и не скрывала. Факультет у меня был гуманитарный, профессия творческая, а круг общения очень разный. Даже родные отнеслись вполне спокойно. С дискриминацией я впервые столкнулась 4 года назад, когда моя адекватнейшая мама стала истово верующим человеком. На тот момент она знала обо мне 15 лет. Уже 4 года длится натуральный кошмар. Хорошо, что живём мы в отдалении. На работе же я работаю, там мои отношения никого не касаются. Зачем их там обсуждать?


Фото предоставлено героиней публикации

Не представляю компанию, в которой возник бы негатив. Я туда просто не пойду. Опять же целоваться на улице мне как-то странно. И на гетеропарочки тоже странно смотреть. Все эти "облизывания" на остановках и в метро просто не очень эстетичны, вне зависимости от ориентации. За руку же могу взять.


Все так боятся однополых браков и прав ЛГБТ. А чего вы боитесь, люди? Того, что я с моей девушкой после 4 лет отношений можем пойти и взять ипотеку под тот же процент, что семья Миши и Веры Пупкиных? Того, что в случае смерти одной из нас другая сможет унаследовать эту квартиру как родственница (жена)? Того, что её могут пустить ко мне в реанимацию, если мы будем в браке? Уже слышу возражения и крики про детей — которых, с одной стороны, мы якобы "пропагандируем", а с другой — не можем иметь. ЭКО и прочие методы ещё никто не отменял. У нас пока нет детей. Но репродуктивный возраст моей девушки ещё вполне позволяет их завести. И мы разберемся с этим вопросом, решив квартирный.


(М.М.: Какие стереотипы вас больше всего раздражают?


И про пресловутого "нормального мужика" (хотя как раз у меня-то он и был), и про секс втроём. 


Мужчинам почему-то очень нравится думать, что наши отношения — это такой специальный аттракцион для их развлечения, и про "перебесишься — пройдёт" (ага, в 60 лет, вероятно). 


Последние несколько лет добавились "против Божьей воли" (вы с Ним лично говорили, чтоб знать Его волю?), про "развращение наших детей" и пр. Особенно раздражает, когда говорят: "Езжайте в свою Америку или свою Европу". Эй, товарищи. Я родилась в Сибири, 35 лет тут живу, люблю свою Родину и свои города, никто мне не будет указывать, где жить и как. Да, я патриотичная лесбиянка из Сибири. Если обстоятельства вынудят меня уехать, буду очень жалеть». 

Мария Морсина
Фото pixabay.com (1-3), предоставлено героиней публикации (4)

41294
Все материалы
Вход в почту
Выбор города