Показать полную версию страницы
Все материалы

SHE-story: «Равноправие — это чушь»

Ресторатор Наталья Ильина считает, что мужчины должны платить за нее в кафе и хвалить ее новое платье, а не профессионализм

Успешных бизнесвумен мы привыкли видеть на обложках деловых журналов и в блеске светских мероприятий. Это женщины, которые вызывают интерес, уважение, зависть и вопрос: «А когда она успевает быть женщиной? И как это у нее получается?». Наталья Ильина стояла у истоков современного ресторанного бизнеса Новосибирска, благодаря ей, в частности, появились кофейни сети «Кофемолка» в их нынешнем виде. Сейчас Ильина руководит службой питания в «Новосибирск Экспоцентре», организуя питание на 1000 человек. Как женщина, которая управляет людскими массами, реализует себя в семейной жизни и почему при этом не хочет равноправия с мужчинами, Наталья Ильина рассказала SHE.

Справка: Ильина Наталья — родилась 8 апреля 1974 года в Искитиме. Окончила СибГУТИ, отделение внешнеэкономических связей. 10 лет проработала в компании «Септима» руководителем управления ресторанов (ресторан «Шемрок», сеть кофеен «Кофемолка», ресторан «Ля Мезон»). Сейчас — руководитель ФРЕСКО ГРУП — службы питания «Новосибирск Экспоцентра». Также совладелица фирменных магазинов Crocs. Муж — шеф-повар Николай Ильин, дочь Даша (9 лет).

Каково семье, когда мама — такая деятельная бизнесвумен? Что успеваете делать по дому?


Я практически не готовлю. Только накрываю стол к приходу гостей. Нарезаю салаты и прочее.

Потому что муж шеф-повар?

Как минимум. И как шеф-повар он ничего не готовит без затей: если паста, то с томатами, чесноком, каким-то соусом, а не просто сварить спагетти.

А какие-то другие домашние дела вам удается делать?

Я жутко не люблю грязь. Бывает, начинаю в 11 вечера мыть пол во всей квартире. Муж в такие моменты смеется: «О, по расписанию идешь!». Одно время у нас убирала женщина, но цена у нее все росла, а объем все уменьшался — и у нас это сошло на нет. Хотя при моем графике все-таки нужна какая-то помощница.

В общем, я не особо хорошая хозяйка. Утешаюсь только тем, что со мной моей семье не скучно.

Я, кстати, раньше не понимала, как со мной в принципе может быть тяжело, а сейчас думаю, что мой муж реально герой во многом. Потому что я бы сама себя не всегда выдержала.

Почему?

Потому что я упрямая, я часто давлю. Хотя маленькая я была не такая. Мама мне рассказывала историю, как она приходит забирать меня из садика, а я стою в песочнице, мне мальчик сыпет песок на голову, у меня разводы от песка и слез на лице, а я плачу и грожу ему пальчиком: «Так неприлично!». Мама говорит: «Доченька, а ты что же воспитательницу не позвала?». Я: «А ябедничать нехорошо». Мама: «А что ты ему сдачи не дала?». Я: «А драться нехорошо». И вот на самом деле я — все еще та девочка… но тому мальчику я бы сейчас накостыляла точно!

Не мешает ли «синдром руководителя» в отношениях с мужем?

Когда на тебе большая ответственность за дело и за других людей — волей-неволей надеваешь некий панцирь. Поневоле становишься меганачальником — «директором директоров». Для женщины это губительный процесс. Женщины, которые многого добиваются как руководители, крайне редко остаются похожими на женщин. Бизнес — это все-таки мужское дело, как и зарабатывание денег. Мне очень нравится быть женщиной, и я терпеть не могу все эти признаки эмансипации.

Не переношу мужчин, которые считают, что женщина должна сама за себя платить, — и я с такими мужчинами не общаюсь. Мне эти темы неинтересны. Равноправие — это чушь.

Мужчина должен быть сильнее и мудрее желательно. Поэтому мне нравятся проявления мудрости у моего мужа. У меня «мозг обезьяны», мысли скачут все время, я начинаю заводиться. А он в последнее время, вместо того чтобы обижаться, стал так говорить: «Господи, ну ты и ералаш!».

Это самая правильная мужская позиция!

Да! Это единственно верная мужская позиция. Мужчина, который имеет силу на такую реакцию, вместо того чтобы заводиться по всякой ерунде, — он настоящий. Именно это женщинам и надо, а не чтобы с ними вступали в перепалку. Я его обожаю за эту фразу! Сейчас я стараюсь максимально проявляться как женщина, а не как руководитель. Именно поэтому я не люблю, когда мужчины говорят мне: «Вы такой профессионал, я вас так уважаю!». Господи, думаю я, лучше бы ты сказал, как мне идет это платье, — вот был бы не дурак, сказал бы это.

Когда вам удалось поменять себя — избавиться от «директора директоров»?

За последние два года, с тех пор как я ушла из «Септимы». У меня был сильнейший внутренний кризис. Любого человека заставляют задуматься жесткие кризисные ситуации в личной жизни и на работе. На работе в тот момент я почему-то казалась себе бессильной: не получалось достичь определенных показателей. Параллельно был кризис в личной жизни — мы прожили на тот момент 13 лет вместе. Это был период, когда мне помог мой психоаналитик — куча денег, но какая польза, когда кто-то тебя слушает и не начинает свои рассказы в ответ.

Только в этот период своей жизни я начала понимать, кто я и чего я хочу. Когда ты работал-работал и только после тридцати осознаешь, какая еда тебе нравится и какой цвет, — ну, лучше поздно, чем никогда. Тот период меня изменил.

Женщине никогда не надо дома быть руководителем — это дурацкая привычка: если она есть, от нее надо избавиться.

В чем, по-вашему, секрет семейного счастья?

Я ищу ответ на этот вопрос. Счастливая семейная жизнь — это когда людям друг с другом комфортнее, чем поодиночке.

С какими мужскими недостатками вы не готовы мириться?

Я не люблю болтливых и несдержанных мужчин. Когда мужчина разговаривает больше чем я — а я чрезвычайно разговорчива, — меня это не очень привлекает. Мужчина должен быть сильным духом и телом тоже. Потому что иначе мне придется самой себя защищать, а я, безусловно, это могу, но не хочу и не должна. Для меня сейчас самая сексуальная часть мужчины — это мозг… при прочих хороших физических данных все-таки, (Смеется.) Вообще люблю хорошо выглядящих людей — и мужчин, и женщин.

Сколько времени проводите с дочкой?

В последнее время очень мало. Но я где-то прочитала, что важно не количество, а качество. С мамой мы всегда говорили друг другу: «Ты меня лю? Я тебя лю!». И мы с Дашей говорим друг другу, что мы друг друга очень любим. Еще у психолога одного прочитала, что важно обнимать ребенка — и вообще человека — сколько-то раз в день. Обнимаемся с ней. Мне в детстве очень не хватало от отца слов, что он меня любит. Он всегда свои чувства скрывал. И мне очень важно, чтобы у Даши были хорошие отношения с ее папой — моим мужем. Только тогда женщина будет счастлива, если, будучи девочкой, она знает, что папа ее любит. Это не позволяет возникнуть комплексам.

Хотелось бы вам когда-нибудь оставить карьеру и заниматься только семейным очагом?

Надеюсь, что никогда. Может, через 20 лет я скажу: хочу сидеть дома, вязать коврики, вышивать крестиком. Но сейчас я ненавижу вышивать крестиком.

Мне интересно, когда я из ничего делаю что-то: ничего не было — появилась кофейня, или официант делал неверно — я показала, и он делает верно.

Но вот в чем я бы хотела реализоваться, так это стать матерью еще как минимум раз, вообще хотела бы еще двоих детей. Когда Даша рождалась, у меня появилась четкая уверенность, что именно в этом смысл жизни — в продолжении жизни. А еще я очень хотела бы усыновить ребенка — думаю об этом много лет. Даша очень радуется этой мысли, кстати.


Зинаида Кузнецова
Фото из личного архива Натальи Ильиной
24291
Вход в почту
Выбор города