Показать полную версию страницы
Все материалы

SHE-story: «Я не бизнесвумен»

История владелицы кофейни «Кардамон», сумевшей отказаться от бизнеса в пользу любимого дела

Кофейня «Кардамон» мало похожа на другие кофейни Новосибирска. В той же степени ее сосед, магазин украшений и сувениров «Коллекция пустяков», далек от сетевых магазинов бижутерии. «Кардамон» — вещь в себе, маленький ковчег в бушующем океане мегаполиса, из окон которого этот самый мегаполис кажется милым и уютным. Корреспондент SHE встретилась с владелицей «Кардамона» и «Коллекции пустяков» Ольгой Шабуровой и узнала, почему она не считает себя бизнесвумен, как спекуляции на фондовом рынке влияют на характер и откуда берутся новые рецепты.

Справка: Шабурова Ольга Равильевна — 53 года, окончила экономический факультет НГУ. Разведена, сыну 22 года. С 2004 года является владелицей кофейни «Кардамон» и магазина «Коллекция пустяков».

Чем вы занимались до «Кардамона»?


Спекуляциями на фондовом рынке.

Вот это да! А почему решили завязать с этим?

Во-первых, я не могу долго заниматься чем-то одним, мне скучно становится. Во-вторых, после кризиса 98-го доминирующие позиции заняли мальчики. Я как-то отошла от брокерской деятельности. А потом уже потеряла квалификацию. В один прекрасный день я подумала, что могу позволить себе заняться чем-то для души.

То есть это не бизнес? Вы не бизнесвумен?

Нет. Когда меня так называют, меня прямо передергивает. Я себя воспринимаю как участника процесса в этом городе. Мне кажется, мы помогаем сохранять и расширять какую-то микросреду. На этом никогда не озолотишься. Но это дело, в которое можно вложить часть своей души. Кофейня довольно успешная, а «Коллекция пустяков» все-таки до сих пор спонсируется — мной и кофейней. Мне очень важно и интересно понять, что нужно сделать, чтобы вывести ее на другой уровень.

Как вы заработали свои первые деньги и как ими распорядились?

Первые деньги… Какого уровня, какого масштаба? Не зарплату же?

Как только у меня появилась возможность не быть наемным работником, я сразу же ею воспользовалась. Мне не нравится быть наемным работником…

Нас было пятеро, мне тогда было лет 35. Мы организовали собственное небольшое агентство экономических новостей. Первый месяц зарабатывали только на сигареты. Через полгода купили более приличные компьютеры, сняли нормальное помещение. А где-то года через два я могла себе позволить поехать за границу.

А куда вы любите ездить?

Я Прагу очень люблю и вообще Чехию. Там в каком-то смысле начинался этот проект — там я нашла первого партнера по коллекции пустяков. Я очень люблю Стамбул, мне там всегда очень хорошо. Тоскану люблю. Не очень люблю Китай. Я там себя некомфортно чувствую. Там очень много людей, и нет возможности уединиться.

Для вас это важно — уединиться?

Да, я очень люблю приватность. Не люблю, например, жить в гостиницах. По возможности снимаю апартаменты, чтоб это напоминало дом.

Есть место, где бы вам хотелось жить?

«Ни страну, ни погоста не хочу выбирать, на Васильевский остров я приду умирать», — сказал Бродский. А похоронен в Италии… Новосибирск. Не могу сказать, что это самый прекрасный город на свете, очень многими аспектами он меня раздражает, но это мой город, моя среда.

А чем раздражает?

Ну как чем… Тем, что у нас грязно, что у нас ужасные дороги, тем, что у города почти нет истории. Тем, что зима семь месяцев. И еще тем, что для того чтобы куда-нибудь поехать, надо сначала долететь до Москвы, т.е. все это намного дороже, длиннее, сложнее…

Если бы можно было перенести Новосибирск в какое-то место с более благоприятным климатом, было бы здорово.

Чем любите заниматься в свободное время?

Я очень часто уезжаю. Как минимум несколько раз в год я езжу на этнические ярмарки. Кроме того, я построила себе домик в деревне, люблю туда ездить и копаться в саду, это очень медитативное занятие. Люблю общаться с близкими друзьями — не люблю больших тусовок, светских особенно. Люблю почитать. Очень люблю компанию своего сына и его друзей, мне с ними очень весело и интересно.

Как у вас складываются отношения с сыном?

Хорошо складываются. Сын — моя самая большая привязанность, хотя я стараюсь его не очень этим обременять. Я считаю, что не он для меня, а я для него, и моя привязанность не должна мешать.

Я никогда не позволяла себе диктовать ему время, когда он должен вернуться, чтобы мамочка не беспокоилась, или как-то ограничивать его в связи с этим.

Я никогда не ставила его в такие условия, когда он должен мне врать. Поэтому он мне никогда не врет, поэтому мы дружим.

Что еще для вас наиболее ценно в жизни?

Свобода. Свобода выбора — делать или не делать, перемещаться или не перемещаться. Кстати, деньги в огромной степени обеспечивают свободу — свободу передвижения, сами понимаете…

Что вы делаете лучше других?

Трачу деньги.

Вы это делаете особенным образом?

Нет, просто быстро и с удовольствием. Я считаю, что это не недостаток, хотя многие со мной не согласятся. Я с легкостью с ними расстаюсь. А потом, знаете, спекуляции на фондовом рынке — это достаточно рискованное мероприятие, было много случаев, когда я теряла 80–90 % своих денег, и это очень хорошо дисциплинирует, ты начинаешь нормально к этому относиться.

Рецепты для кофейни, вещи для магазина вы сами привозите?

Да, но не все, конечно. Часть приходит по контрактам. Всему пришлось учиться — когда я начинала, я представления не имела ни о торговле, ни о каком-то реальном бизнесе. Та среда, в которой я до этого была, очень тепличная. Как из парника вылезла — ничего не знала, ничего не умела. Какие-то достаточно уникальные вещи я привожу сама. А рецепты — да, они все тоже собраны по кусочкам. Вот недавно мы ввели в меню кальдо верде, это такой португальский супчик. Я в прошлом году была в Гонконге в Макао, а Макао — это же бывшая португальская колония, там был чудесный португальский ресторан. Мне так понравился суп, я расспросила хозяев, они мне все рассказали.

А сами готовить любите?

Под настроение — да, по обязанности — нет. Люблю иногда поэкспериментировать. Последний эксперимент закончился плачевно.

Я недавно была в Китае, мы там ходили в ресторан молекулярной кухни, меня это очень заинтересовало. Я начиталась всего, что смогла найти, поехала на рынок, купила чудесных цыплят.

Говорю сыну: «Давай сделаем молекулярный эксперимент?». Он говорит: «Нет, ради бога». Он не любит экспериментов. Я говорю: «Давай сделаем инъекции цыплятам, введем в них сок ананаса и будем готовить на низких температурах». А сама поехала на «Живую воду». Когда я вернулась, на цыплят было страшно смотреть. Выбросили, конечно. Но это не значит, что мы отставим эксперименты. (Смеется.) Мы подумаем, как их продолжить и довести дело до конца.

Вы производите впечатление очень бесстрашной женщины. Вы ничего не боитесь?

Тараканов боюсь и крыс. Вообще насекомых не очень люблю. Когда у нас агентство было, приходилось работать по ночам, а часа в 3-4 ночи идти домой. Меня спрашивали: «А ты не боишься ходить по ночам одна?». Я говорила: «Нет». Мне все равно нужно идти, какой смысл еще бояться?

У вас есть правило, которому вы всегда следуете?

Если только одно — поступай по отношению к людям так, как ты хочешь, чтоб они поступали по отношению к тебе.

Что вам нравится в мужчинах и что не нравится?

Я очень люблю умных мужчин. Это самое важное на данном этапе моей жизни. Душевную тонкость очень ценю. Вот это сочетание интеллекта и душевной тонкости, оно завораживает. Душевная тонкость — это очень тонкая настройка на обстоятельства, на ситуацию, на других людей. Хамство не люблю, не переношу. Когда я начинала свой проект, очень много пришлось столкнуться с неприятными проявлениями человеческими. Ну что ж, так закаляется сталь. Я ж татарка наполовину, а татары очень упрямые. Поэтому их не так просто сломать.


Валерия Беленькая
Фото Сергея Ляшко
19914
Вход в почту
Выбор города